UA
Пояснения

Вкусно поссориться – как национальный спорт. Природа ссор в украинском обществе

Вкусно поссориться – как национальный спорт: природа ссор в украинском обществе

управляющий партнер консалтинговой компании TLFRD, адъюнкт-профессор kmbs
12.01.2023, 08:03 • 6 хвилин

Лонгрид о культурной основе "ср*чей" как нашего национального спорта

Что мы (украинцы) любим вкусно рассориться – очевидно, и уже не только нам. На нескольких свежих тренингах по кросс-культурному взаимодействию мне пришлось подробно объяснять этот феномен (bickering – англ.) клиентам-иностранцам через призму кросс-культурной науки. Ведь украинцы устраивают bickering не только в соцсетях, но и часто переносят его в команды.

Следовательно, родился лонгрид о природе "ср*чей" в украинском обществе в трех сериях:

Серия первая – "Где культура (менталитет) и где "ср*чи".

Серия вторая – "Влияние общественных норм на (не)выполнение правил, или Почему нам просто не договориться?"

Серия третья – "Деср*чизация" корпоративной культуры – как agree to disagree без потери талантов и падения performance".

Конечно, у этого многогранного явления целый ряд причин. Следовательно, я сфокусируюсь на тех, которые могу объяснить с использованием моей специальности.

Серия первая – "Где культура (менталитет) и где "ср*чи"

Для начала определимся, что такое "ср*ч".

Словарь сленга определяет это явление как: "Национальная забава украинцев, которую они традиционно используют как прелюдию к конструктивной дискуссии или просто диалогу. Иногда сама прелюдия так перевозбуждает участников, что до диалога дело не доходит". То есть это раздувание спора без намерения прийти к согласию или конструктиву, иначе оно бы "дискуссией" называлось.

Казалось бы, зачем тратить время на споры, если договориться вроде бы эффективнее по временным и нервным расходам. Более эффективно – когда есть интерес договариваться с теми, чьи взгляды сильно отличаются, и конструктивное завершение дискуссии с удовлетворительным для привлеченных сторон результатом является ценным.

Кросс-культурные исследования доказывают, что одним из выдающихся факторов "ср*чеспособности" общества [научным языком – "поляризации"] является разница в уровне доверия к знакомым (in-group) и незнакомым (out-group) людям.

Оказывается, самый высокий уровень доверия к незнакомым людям в странах, где бесперебойно (и без "лубрикации" через связи) работают формальные институты, и граждане слабо зависят от поддержки какой-либо влиятельной группы. В менталитете таких культур незнакомец не является "опасным", "подозрительным", "не стоящим доверительного отношения" – пока он не прибегнет к красноречивому поведению, которое привлекло бы доверие.

Скандинавия – лидер в мире по этому показателю. В частности, такие страны, как Дания, Швеция, Норвегия. Средний уровень общественного доверия – в США, Нидерландах, Австрии, Великобритании.

В обществах, где формальные институции недоразвиты, недореформированы, слабы, временны или коррупционны (а это большинство развивающихся стран), способность достигать жизненных результатов зависит от наличия знакомых в основополагающих институциях: государственные органы, провайдеры услуг, СМИ, пр. Гипертрофированное доверие к знакомым ("ближнему кругу", чье мнение, поддержка и интересы являются определяющими) контрастирует со сверхнизким доверием к незнакомым, продуктивное взаимодействие с которыми возможно через их переход в "ближний круг", или неоднократную демонстрацию ценности доверия.

В таких культурах испорченные отношения с важными людьми – катастрофическое явление, которого будут избегать даже за счет худшего выполнения работы, невыполнения обещаний или предыдущих обязательств, или избегания фидбека.

Украина – среди лидеров в мире по уровню недоверия к незнакомым, а в одной когорте с нами – арабский мир, Тропическая Африка, Индия (практически вся Юго-Восточная Азия), Средиземноморье, Испания, Италия, Болгария, Словакия, Чехия, Польша.

О "ср*чах" конкретно в Украине

В дополнение к сверхнизкому общественному доверию, нашей культуре исторически присуща регионализованность – когда ключевые решения принимаются или сильно модифицируются в местах их выполнения, а не в центре, а общество всегда было разделено на ряд групп с различными интересами. Еще одна характерная менталитетная черта украинцев – это criticism before appreciation, привычка в первую очередь обращать внимание и обсуждать проблемы, факапы, неудачи во взаимодействии. При этом до признания и выделения хорошего доходит не всегда, а на самом деле – редко.

Мы здесь не исключение: у поляков, венгров и болгар есть эта черта. Если к сверхнизкому общественному доверию добавить еще высокий уровень поляризации общества, часто неэффективные формальные институции, глубокую укорененность неписаных правил ("что скажут люди", "такие-то уважаемые лидеры мнений поступают так-то", "приближенные к правде люди сказали") и систему образования, где ценностям и навыкам конструктивной дискуссии не учат, – имеем идеальную плодотворную почву для "ср*чей".

Научные выводы об основах "ср*чей" в украинском обществе

- Наиболее склонны к "ср*чам" вместо дискуссий (степень публичности которых может быть разной) коллективистские общества, с узким "ближним кругом" из семьи, друзей или давних проверенных партнеров и коллег, высоким уровнем избегания неопределенности (uncertainty avoidance).

Избегание неопределенности – это когда ситуации с непредсказуемым финалом являются стрессовыми и побуждают к усилению контроля, "обеспечения" желаемого результата через коррупцию и делегирование важных решений по критерию лояльности, а не специальности. "Своим" в таком обществе позволено то, за что "чужих" будут травить.

Это не означает, что в демократиях с сильными институтами "ср*чей" нет – в таких обществах, кроме "ср*чей", есть широкие области профессиональных дискуссий.

- Разрешение ситуации "ср*ча" лежит не в области формальной логики, а в области "свой-чужой".

Если авторитетный "свой" воспринимает и валидирует другое мнение, его начнет постепенно воспринимать остальная группа, потому что опасность отличаться от других таким образом исчезает. То есть "г*внюк", но свой, – именно об этом. Прежде чем в таком обществе массово поверят формальной логике, ее источник оценят на предмет правильности жизненного выбора и публичных проявлений и наличие маркеров "своего" или "чужого".

В странах с высокими фамилизмом (гипердоверием к in-group), дистанцией власти и избеганием неопределенности, где дискредитирована ценность образования и экспертизы, такие проявления особенно заметны.

- Стремление "ср*ться" – механизм компульсивного поиска "своих" через демонстрацию действий и решений, доказывающих принадлежность к важной группе.

Остался-уехал, есть – нет света, публикуешь – не публикуешь фоточки о жизни, что (не) празднуешь, в общем неправильно живешь, выглядишь, взвешиваешь или действуешь, за кого (не) голосовал – это "болевые точки", через которые в будущем могут пройти глубокие линии раскола, "сшить" которые будет непросто, ведь люди по обеим сторонам этих линий раскола часто воспринимают друг друга как "чужих".

Примечательно, что маркеры "своих" постоянно меняются, поэтому страх выпасть из in-group побуждает активно демонстрировать надлежащий статус, в частности через соцсети.

- "Влюбляться" в людей, чью деятельность нужно профессионально оценивать без особых сантиментов, – тоже признак ультрамнительных поляризованных, фамилизм-ориентированных обществ, который существенно усиливает вызванная войной травма.

Читаешь и цитируешь книгу – "боготворишь" автора, сфотографировался с кем-то – "продался с потрохами", дал профессиональный комментарий – "топишь" за кого-то и одобряешь все их решения вплоть до выбора одежды, машины или спутника жизни. Примечательно, что не все коллективистские общества подвержены такому проявлению, а именно те, где к коллективизму еще прибавляется низкое общественное доверие и слабые или неэффективные формальные институции.

Где такие институты в большинстве своем работают, компульсивный страх потерять одобрение и поддержку группы уменьшается или исчезает (Германия, Франция).

Выводы из первой серии

- "Ср*чи" – украинский национальный спорт. И хотя такой формат взаимодействия не уникален для нас, именно в Украине он имеет шансы стать своего рода "визитной карточкой", хорошей или нет – пока не понятно.

- На "ср*чеспособность" общества сильно влияет эффективность формальных институций и уверенность в способности достигать жизненных результатов собственными усилиями – это снижает зависимость от поддержки влиятельных групп и дает более широкую свободу решений и действий. Ведь стараться, чтобы доказать свою "правильность" людям, слабо влияющим на твою жизнь, нет смысла.

- Повышение ценности конструктивной дискуссии как инструмента и навыка взаимодействия через систему образования – среди ключевых факторов снижения общественной агрессии, которая влечет за собой "ср*ч". Ведь "чужих" (out-group) облить публично грязью – не жаль, так им и надо. Потому что – чем же "чужие" могут быть полезны и зачем с ними церемониться.

Сейчас в наших школах и вузах преимущественно не учат аргументированной дискуссии и не прививают ценность поиска совместных решений вместо конкуренции за статус в группе и ее приверженность.

В сериях №2 и №3 продолжим исследовать тему "ср*чей" через кросс-культурную призму уже с практической точки зрения и с вариантами решений: можно/стоит ли избегать "ср*чей" или быстро их прекращать, и что делать, чтобы снизить напряжение в командном взаимодействии.

Оригинал

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Статьи, публикуемые в разделе "Мнения", отражают точку зрения автора и могут не совпадать с позицией редакции LIGA.net

Комментарии

Последние новости