Содержание:
  1. Три проблемы, тормозящие развитие парков
  2. Боль №2: коммерциализация и неуместное декорирование
  3. Как менять ситуацию (или как это работает в идеальном мире)
  4. Что можно сделать уже сейчас
  5. Какие подходы использует студия KOTSIUBA

Ежегодно власти Киева выделяют на уход и обновление парков миллионы гривень — LIGA.Life выяснили, что в этом году на нужды зеленых зон столица предусмотрела 258,9 миллиона гривень. По данным КГГА, деньги пойдут на уход, реконструкцию и создание новых парков, для города закупят новые деревья и кустарники. Впрочем, чтобы замаскировать ряд проблем, столичные коммунальщики часто прибегают к декорированию парков привлекающими внимание цветочными инсталляциями или фигурами, но не изменяющими ситуацию глобально.

Интересно о здоровом образе жизни на YouTube-канале LIGA Life

LIGA.Life пообщалась с Максимом Коцюбой, основателем студии ландшафтной архитектуры KOTSIUBA, и спросила, в чем проблема — почему столичные парки до сих пор украшают "лебедями" и что нам мешает развивать зеленые зоны так, как это делают в цивилизованном мире?

"Балаган и лебеди". Что не так с парками Киева и как это менять

Три проблемы, тормозящие развитие парков

Статус столицы, коммерциализация и пережитки советских подходов к благоустройству — это негативно влияет на зеленые зоны и парки Киева. Максим Коцюба, студия которого за 14 лет реализовала более 50 проектов, называет три системные проблемы, которые мешают развиваться столичным паркам:

1) В Киеве отсутствует партисипативный подход к проектированию.

Простыми словами — проблема в том, что перед реконструкцией или созданием новых парков власти не привлекают общину. Жителей не спрашивают, что им действительно нужно, как следствие — процесс закрыт. Ситуацию усложняет то, что на принятие решений часто влияет бизнес, заинтересованный в выгоде от локации, где расположен парк или зеленая зона.

"Если для города ценностью является благосостояние жителей, а не политика, свои интересы или интересы исключительно бизнеса, то он спрашивает и жителей, какие их потребности. Качественный проект может быть создан, только когда в процесс включены власть, бизнес и община", – отмечает Максим.

2) Киев до сих пор не принял новый Генплан и нет концепции интегрированного развития.

Киев в 2019 году представил новый Генплан, но до сих пор не может его принять. Это документ, определяющий, как будет развиваться город в ближайшие годы, в том числе и сколько парков и скверов обустроят.

Коцюба называет Генплан устаревшим инструментом, альтернативой считает современную Концепцию интегрированного развития — стратегический документ, финансируемый совместно правительствами Украины, Германии и Швейцарии и предусматривающий план развития города до 2030 года. Проект рассматривает 12 слоев города – экология, образование, культура, медицина, транспорт, общественные пространства и т.д.

"В документе очень четко определен общий вектор развития города, на что город делает ставку, куда он двигается и какие конкретные шаги нужны для этого", – отмечает эксперт.

В Украине только пять городов приняли концепцию интегрированного развития – Львов, Черновцы, Винница, Житомир и Полтава. В Киеве к проекту присоединился только один район – Подольский. "Но один район – это не стратегия видения города", – подчеркивает Максим.

3) Не все столичные парки имеют четкие границы.

К примеру, Национальный природный парк "Голосеевский" – это большая заповедная территория, площадь которой составляет почти 11 000 гектаров. Она охватывает три большие зоны: Голосеевский лес, Святошинско-Беличанский массив и урочище "Лесники", которое простирается до Конча-Заспы.

"Балаган и лебеди". Что не так с парками Киева и как это менять

Парк Рыльского площадью около 140 га является частью Национального природного парка "Голосеевский". Большая территория на тысячи гектаров усложняет разграничение природных зон и создает коррупционные риски и землеустроительные противоречия.

Их, в свою очередь, некоторые используют в собственных целях – например, в парке Рыльского на участках, приближенных к Голосеевскому проспекту, можно заметить гостиницы, рестораны и заведения, которых по закону там не должно быть.

"Фактически коммерцию строят прямо в парке, но если спросить, почему здесь строите – бизнес спросит в ответ: "А где границы этого парка?" – рассуждает Коцюба.

Читайте также

Боль №2: коммерциализация и неуместное декорирование

В советское время парки и зеленые зоны были обезличены и превратились в место развлечений с неуместными атрибутами — аттракционами, клумбами и шашлычными. На самом же деле парк — это место для единения человека с природой, убежден Максим Коцюба, студия которого отвечала за восстановление Старокиевской горы.

Природа – это ядро, ради которого люди идут в зеленую зону.

К сожалению, сегодня власти поддерживают засилье коммерции в парках, аргументируя это тем, что парк таким образом зарабатывает средства на свое содержание. Впрочем Коцюба убежден, что коммерция искажает саму суть природной зоны, превращая парки в "торговые центры под открытым небом".

"Балаган и лебеди". Что не так с парками Киева и как это менять
Фото: ВДНХ

"Когда коммерция хаотично начинает паразитировать на инфраструктуре парка, она его убивает, и со временем он станет непривлекательным", – отмечает Максим.

"Балаган и лебеди". Что не так с парками Киева и как это менять
Фото: ВДНХ

Развлекательные аттракционы должны быть только в парках аттракционов, в обычных парках —  только детские или спортивные площадки, гармонично сочетающиеся с природной составляющей и не мешающие людям отдыхать.

"Парки превратились в балаганы — озера обвешивают канатами, строят беседки, которые сдают за деньги под шашлыки, канатные дороги, спуски с горок, гироскутеры, ударные груши. Если бы определили реальные потребности пользователей парка и местных жителей, то картинка оказалась бы совсем другой", — отмечает Максим и добавляет, что спрос на коммерцию не повод размножать ее в парках.

Коцюба объясняет, что коммерция не решает никакой проблемы — это потребительский подход, бесперспективный. Тот бюджет, который обеспечивают аттракционы или киоски, все равно не дает возможности полноценно ухаживать или обновлять парк — практика показывает, что власть так или иначе выделяет бюджетные средства на это.

"Если парк перенасыщен аттракционами, то посетители, которые не могут себе их позволить — они не пойдут в него. Потому что такой парк как будто требует от тебя что-то покупать. Общественное место должно быть доступно всем, независимо от физической или финансовой возможности", — подчеркивает ландшафтный архитектор.

"Балаган и лебеди". Что не так с парками Киева и как это менять
Фото: КГГА

Как следствие, чтобы замаскировать существующие проблемы и имитировать деятельность, "Киевзеленстрой" и профильные предприятия из года в год создают яркие скульптуры из растений или цветочные инсталляции, которые призваны украшать зеленую зону. Регулярно такие инсталляции можно видеть на Певческом поле в Киеве.

А в 2018 году "Киевзеленстрой" устроил в парке Орленок "фестиваль" плавучих клумб, на одной из которых разместили фото лебедей.

"Балаган и лебеди". Что не так с парками Киева и как это менять
Фото: Киевзеленстрой

"Подобное декорирование – это своего рода маскировка проблем. Когда человек болен, ему не наносят макияж, чтобы вылечить. Это имитация деятельности – как будто какая-то работа проводится", – критикует эту практику Коцюба.

Максим убежден, что проблема гораздо более глобальная, а ее корень в том, что система до сих пор использует подходы с советских времен — один крупный подрядчик выполняет всю работу, а решения идут "сверху". Эту систему нужно полностью переосмыслить, отмечает Коцюба.

Как менять ситуацию (или как это работает в идеальном мире)

Начать нужно с децентрализации, говорит Максим. Отвечать за озеленение города должна не одна организация — нужно, чтобы каждая зеленая зона имела своего рода дирекцию, которая будет не только содержать, но и развивать этот парк.

Для каждого парка нужно разработать проект развития – перед этим решить все юридические и землеустроительные нюансы. Разрабатывая проект, его авторы должны четко понимать, в каком контексте находится парк и как влияет на город. К примеру, парк районного значения нужно развивать для конкретного района, парк городского значения — интегрировать в контекст города.

"Балаган и лебеди". Что не так с парками Киева и как это менять
Парк в Эдинбурге. Фото: unsplash

"Тогда и коммерция не нужна. Парк косвенно улучшает жизнь людей в этом районе — влияет на благосостояние жителей, способствует развитию тех или иных сфер предпринимательства поблизости, люди становятся активнее, здоровее, потому что есть где бегать утром", — рассказывает Коцюба.

Перед разработкой проекта любой зеленой зоны следует проводить исследования как пространственные, так и социологические.

Социологическое исследование предполагает, что у жителей района спрашивают, как они вообще проводят свое свободное время, куда ходят на прогулку, есть ли у них дети и как они с ними проводят время. Опрашиваются люди всех возрастов и финансового положения, данные собираются, чтобы определить главное — потребности жителей, поясняет Коцюба:

"Хороший проект создан на основе исследований и реальных потребностей пользователей. Мы не навязываем им свое видение, а отталкиваемся от реальной ситуации".

Пространственные исследования помогают понять, в чем идентичность парка, чем он отличается от других — какие в нем породы деревьев, рельеф, озера. Тогда появится понимание, на чем акцентировать внимание в его развитии. К примеру Голосеевский парк уникален тем, что является своеобразными "воротами" в природный лес.

"Балаган и лебеди". Что не так с парками Киева и как это менять
Парк в китайском городе Суйнин. Фото: asia.uli.org

"Когда мы понимаем, чем парк особенный, чем отличается от других и кто наш клиент – тогда будет понятна задача, которую нужно выполнить. А правильная постановка задачи – это 50% успеха проекта. Тогда начинает строиться определенная стратегия, проводится конкурс, привлекаются проектанты и подрядчики", – объясняет Максим.

Читайте также

Что можно сделать уже сейчас

Чтобы вся система заработала "по-новому", потребуется очень много времени и ресурсов, которых в стране в состоянии войны может оказаться недостаточно. Мы спросили эксперта, что можно делать уже сейчас, чтобы менять ситуацию в парках и природных зонах.

Максим Коцюба считает, что следует начать с точечных потребностей и "минимальных тактических шагов". В пример ставит Львов, где в парках начали строить детские площадки.

"Львов начал с малого – детские площадки не устранили все проблемы парков, но это стало первым шагом к дальнейшему развитию этих зеленых зон, решению задач и разработке комплексных проектов", – рассказывает Коцюба.

"Балаган и лебеди". Что не так с парками Киева и как это менять
Фото: unsplash

За границей популярной тенденцией являются так называемые "друзья парка" – комьюнити местных жителей, которые объединяются, чтобы развивать зеленую зону, которой они пользуются. Подобные коммьюнити можно создавать и в столице, считает архитектор.

"Было бы классно, если бы они могли выбирать, кто предоставляет для парка услуги — не только "Киевзеленстрой", который является монополистом и выполняет все работы. А чтобы люди выбирали лучшее обслуживание парка, которое закрывало бы их потребности", — говорит Максим Коцюба.

В такие объединения могут входить депутаты местных советов — есть конкретный район, депутат знает общину этого района, интересуется потребностями людей и требует их воплощения в горсовете.

"Так процесс будет правильным, и в конце концов люди получат тот парк или сквер, который на самом деле будет соответствовать их запросу. И деньги будут потрачены очень конкретно и прицельно, а не на лебедей или надписи "I love Kyiv", – подчеркивает Коцюба.

"Балаган и лебеди". Что не так с парками Киева и как это менять
Фото: unsplash

Ландшафтный архитектор отмечает, что кроме пользователей парка важно помнить и о составляющей природы и экосистемы: "Животные, птицы, насекомые являются полноправными жителями этой среды, это их дом. Их нужды тоже нужно учитывать. В Европе для того, чтобы ежики могли перебегать дорогу, делают тоннель под проезжей частью – вот это здоровый подход", – говорит Максим.

Какие подходы использует студия KOTSIUBA

Задача ландшафтной архитектуры — не только озеленение парков или скверов. Главная цель — создать пространство, комфортное для людей в городах. Удачные проекты ландшафтной архитектуры возвращают жителям ощущение связи с городом, потерянной особенно в мегаполисах. А также пытаются залечить травму ничейного пространства, нанесенную советским союзом.

Город, в котором я живу – мой. Улицы, которыми я пользуюсь, — мои улицы. И я к ним отношусь так, как к своей собственности, и мне важно, в каком они виде, что с ними происходит. Я себя отождествляю как горожанин, которому принадлежит город, а не просто как пользователь города. Вот наш подход.

Как пример такого подхода Максим приводит проект реконструкции Центральной площади в Черновцах, с которым студия KOTSIUBA победила во всеукраинском архитектурном конкурсе.

"Балаган и лебеди". Что не так с парками Киева и как это менять
Фото: KOTSIUBA

Этот кейс полностью отвечает всем требованиям "здорового общественного пространства", отмечает Коцюба – для его реализации провели социологические исследования, идею проекта обсуждали местные жители и бизнес, проектант определялся по прозрачному конкурсу.

По проекту, площадь планируют сделать пешеходной, установят детские площадки, обустроят сквер и демонтируют стену — пережиток "советщины", ее использовали в качестве "доски пропаганды".

Читайте также