UA
Пояснения

Последнее доказательство существования Бога. О чем молчат эмпирические науки

Последнее доказательство существования Бога. О чем молчат эмпирические науки

редактор LIGA.net
13.08.2022, 09:01 • 6 хвилин

Почему не стоит совать холодильник в тревожный чемоданчик и чего в нем действительно не хватает

Как не сломаться во время войны. Таков обобщенный лейтмотив лайфовых рубрик украинских СМИ, которые своими заголовками и аннотациями разбивают эту проблему на подпункты.

Как не сойти с ума – объясняет невролог. Какая еда уменьшит риск депрессии – рассказывают специалисты по ментальному здоровью. Ну и, наконец, триумфальное: как вернуть сексуальное желание – эксперт.

В течение нескольких месяцев научно ориентированные журналисты и ученые пытаются сложить для современного украинца тревожный чемоданчик. По состоянию на сегодняшний день чего только туда не положили. Присутствует даже полностью забитый холодильник, с инструкцией к каждому продукту.

Скучаете? Вот вам миндаль с медом. Это повысит синтез серотонина в кишечнике. Крутит живот? Соблюдайте правила "здоровой тарелки": половина рациона – овощи и фрукты. Овощи, конечно, лучше приправить оливковым маслом.

Не помогло? Тогда выпейте от диареи что-то очень полезное на основе какой-то "сахаромицеты".

Витамины полезны. Секс уменьшает стресс. Кофе и алкоголь ухудшают сон. Когда-то в советских столовых вывешивали плакаты типа: "Насекомые – переносчики заразных болезней". Или: "Мойте руки перед едой". Чем не тема для рубрики "Жизнь"?

В отличие от плакатного агитпропа, современный информационный фастфуд обоснует эти утверждения последними данными доказательной медицины. То есть увешает банальные тезисы не менее банальными комментариями ученых.

Такие советы могут быть полезны, а подобные статьи – информативны. В то же время создается впечатление, что в этом фантастически большом тревожном чемодане до сих пор чего-то не хватает. Чего-то такого, без чего все эти ящики с фруктами бессмысленны. Отсутствует какая-то крохотная потаенная мелочь: написанный от руки стишок, молитвенник, недочитанная книга…

Возникает ощущение, что вместо ответа на базовый вопрос, – как не сломаться во время войны, – нам пытаются продать очень много нелепых слов и комментариев экспертов под общим грифом "доказательная наука".

Мейнстримный культ научности сбивает с толку, создает дымовую завесу, скрывая бездну.

Что могут рассказать нам о нас, о мире и о нашем месте в нем доказательные науки? О том, что с утра нужно чистить зубы? Не только. Есть и более интересные "новости". Если описывать достижения эмпирической науки в популярной форме, жизнь – это случайная плесень, облепившая камень средних размеров. Камень уносится в космическую тьму с орбитальной скоростью 30 км в секунду среди безразличных звезд. В общих чертах, это все.

Что такое любовь? Случайный синтез веществ во влажной плесени под названием "гормон окситоцин".

Что такое счастье? Дофамины, эндорфины…

А достоинство? Достаточное количество серотонина.

Эмпатия, человечность, самопожертвование? Скопление зеркальных нейронов в мозге некоторых организмов.

В чем смысл этих биохимических процессов?

Здесь уже начинается спектр вопросов, на которые у эмпирической науки не существует не только ответов, но даже сознательных гипотез. Во время войны мы ежедневно сталкиваемся с невероятными явлениями, для описания которых у доказательной науки нет даже слов.

Что такое, с научной точки зрения, грех? И шире – "коллективный грех"? Коллективный грех соседнего государства ежедневно рушит нашу жизнь. Что это такое? Каждый звук сирены звучит как срочный вопрос о смысле жизни. Так в чем он?

В уголках научных лабораторий при желании можно найти бессодержательные методички, из которых следует, что добро, зло, грех и прочее – гносеологические, этические и мифологические категории. Не действительность, а категории. То есть абстрактные фигуры мышления.

Это притом, что почти каждое человеческое сердце во время жизненных испытаний перед лицом смерти чувствует, что за этими понятиями кроется живая и слишком настоящая реальность. Еще мгновение – и истина откроется перед каждым. Миндаль с медом здесь не помогут.

Эмпирические, экспериментальные и доказательные науки ничего не знают об этой реальности. Но есть одно исключение: психологи иногда говорят что-то такое, что способно тронуть. Как им это удается?

Стоит открыть одну тайну, которую защищает от посторонних глаз эта категория "научных экспертов". Значительная часть психотерапевтических знаний и практик не опирается на данные доказательной медицины. Они вообще могут не иметь отношения к эмпирической науке. С одной стороны, это слабость психологических школ, потому что открывает к ним дорогу шарлатанам. С другой – сила, потому что это дает им доступ к забытым истинам.

Более чем наполовину психология – философская дисциплина. А многие философские области и дисциплины в своих выводах опираются не на эмпирические данные, а на систематизацию знаний, интуиции и логические модели. Это не значит, что выводы философов менее весомы, чем выводы лабораторных ученых. С исторической точки зрения, современная наука – это воробей, тогда как философия – тысячелетняя птица Гамаюн.

Психоаналитические школы Фрейда и Юнга построены скорее на гипотезах, чем на достижениях доказательной психиатрии. Отец когнитивно-поведенческой психотерапии, американский психиатр Аарон Бек, был последователем стоицизма – античной философии. В своих трудах он ссылался на учение древних мудрецов, в частности Сенеку. Древнеримский философ считал, что Вселенная разумна, а природа полна любви.

Психотерапевтические методы также не являются изобретениями современных ученых. Аутотренинги, трансы, медитации, дыхательные техники и даже некоторые гимнастические упражнения – не что иное, как заимствование восточных духовных или молитвенных практик. Они появились, когда человечество еще ничего не знало о науке.

Особенно интересной в наше время может быть экзистенциальная психотерапия. Ее суть в том, чтобы заставить пациента сделать тот или иной важный выбор в своей жизни и быть ответственным за этот выбор. Это терапевтическое направление развилось после Второй мировой войны. И разрабатывали его психиатры, прошедшие сквозь концлагеря (Виктор Франкл) или помогавшие решать психологические проблемы бывшим узникам концлагерей (Антоний Кемпинский).

Экзистенциальные психотерапевты слышали о Боге. Отправной точкой этого метода стало учение христианского философа-мистика Серена Кьеркегора, который осмысливал такие состояния как страх, тревога, отчаяние, печаль, предчувствие смерти. По Кьеркегору, эти состояния являются этапами в возможном приближении человека к Богу – подготовка к встрече.

С большой вероятностью, экзистенциальный психотерапевт не бросится глушить печаль пациента гидазепамом, а попытается помочь ему понять, что ее вызвало? Упреки совести, страх сделать жизненный выбор и т.д.

Для экзистенциального психотерапевта не очевидно, что состояние печали хуже или лучше состояния эйфории. Даже в страданиях много смысла. Или даже так: в первую очередь – в страданиях. Стоит ли искать счастье во время войны? Не факт. Каждому сословию – свое место на жизненном пути.

Что же касается счастья, в экзистенциальной психотерапии есть один небольшой лайфхак, одновременно касающийся и счастья, и выживания (в зависимости от ситуации). Выжить в трудные моменты или облегчить эти моменты помогает желание сделать что-то очень важное после того, как пройдет испытание. Также желательно, чтобы это желание было не эгоистично, а касалось человечества, семьи или любимого человека. Виктор Франкл формулировал этот принцип так: "Двери в счастье открываются наружу".

Это все к тому, что кроме холодильника, в тревожном чемоданчике стоит держать нечто напоминающее человеку о другой реальности: молитвенник, прошлогодний гербарий, фото близких, дневник, ненаписанная книга, недочитанная книга…

27-летний львовский доброволец Артемий Димид взял с собой на войну томик Сенеки "Моральные письма к Луцилию". И читал в минуты отдыха, подчеркивая некоторые высказывания. В частности, такое: "Из любого уголка можно устремиться к небу. Поднимись только".

Доказательная медицина, когда она бессильна, должна идти восвояси вместе со всеми своими скальпелями, таблетками и рекомендациями. Потому что наступает момент, когда на сцену выходит кто-то другой.

В конце июня 2022-го во Львове, в гарнизонной церкви Петра и Павла, украинская иконописица Иванна Димид-Крипьякевич пела колыбельную. Над гробом сына – 27-летнего Артемия Димида.

"Из любого уголка можно устремиться к небу. Поднимись только…". В такие моменты человеческое сердце становится тайным источником знаний. Из-за боли оно получает что-то очень ценное. Последнее доказательство. Последнее доказательство существования Бога.

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.
Статьи, публикуемые в разделе "Мнения", отражают точку зрения автора и могут не совпадать с позицией редакции LIGA.net

Комментарии

Последние новости