Содержание:
  1. Последствия взрыва ГЭС
  2. Опасность повсюду
  3. Что нужно делать

Взрыв на Каховской ГЭС и его последствия шокировали страну: затоплены улицы и дома, эвакуация людей и животных. Казалось, это кадры из какого-то фантастического фильма о катастрофах. Но прошло время, и катастрофа на ГЭС отошла в новостях на второй план. Но на самом деле некоторые последствия могут проявиться значительно позже, через несколько месяцев. К примеру, инфекционные болезни.

Читайте нас в Telegram: главные новости коротко

"Инфекционистов, которые предупреждают о такой опасности, называют паникерами, – говорит врач Светлана Федорова. – Но мы не паникеры. Просто мы реально видим возможные варианты развития ситуации. Это так же, как пожарная инспекция проверяет проводку и сигнализацию, чтобы на случай пожара все было готово для борьбы с ним".

"Несмотря на запреты, люди ловят и едят рыбу". Какие угрозы ожидают подтопленные области

Светлана Федорова, врач и депутат областного совета Николаева

Последствия взрыва ГЭС

Сейчас Светлана – практикующий врач в Николаеве и депутат областного совета, а раньше она руководила инфекционной больницей области. Как волонтер фонда "Альянс общественного здоровья" она постоянно ездит на деоккупированные территории и в зону боевых действий. Бывает и на подтопленных территориях Херсона и Николаева, поэтому видит реальную ситуацию в этих местах. Прием пациентов часто ведет не в белом халате, а в бронике и каске. Ее личный рекорд – 95 пациентов в день. Люди стоят в очереди к Светлане даже под обстрелами, ведь многие из них не видели врача почти год. Некоторые детки родились в подвалах и жили только там, поэтому Светлана — первый в их жизни врач.

"Последствия подрыва ГЭС будут ощутимы через два-четыре месяца, не раньше, — говорит Светлана Федорова. — Потому что у возбудителей инфекционных болезней есть инкубационный период. Я очень надеюсь, что эпидемии холеры или чего-то другого не будет, но не исключаю такой возможности. Впрочем, даже при отсутствии эпидемии количество случаев заражения может быть значительным, и к этому нужно готовиться уже сейчас".

Помимо собственно возбудителя распространению болезней на подтопленных территориях могут способствовать и определенные обстоятельства, считает Светлана.

В пострадавших от взрыва на ГЭС регионах не хватает питьевой воды, поэтому люди пьют любую.

"Мы были в селе в Херсонской области, – рассказывает Светлана. – Я услышала какой-то странный звук, похожий на гул, но не могла понять, что это. Местные жители мне объяснили, что это кричат на всю деревню коровы, потому что хотят пить. Вода ушла и из колодцев, и из водоемов. Кошки и собаки убежали, а эти несчастные животные остались. Резать их люди не решаются – вдруг потом нечего будет есть".

Затоплений Херсон
Затопленный Херсон. Фото EPA/MYKOLA TYMCHENKO

Опасность повсюду

Вода в реках загрязнена, но, несмотря на запреты, весь Николаев сейчас ловит и ест рыбу, она продается и на базарах.

"Люди лезут в реку, и это ужас. В подтопленных селах некоторые даже не слышали, что этого делать нельзя", — говорит Светлана.

Большую опасность представляют грызуны: они могут жить в воде несколько дней даже без еды, а те, кто мог их съесть (кошки), сбежали или утонули.

"Грызуны являются переносчиками очень опасных болезней, например лептоспироза. Они поплывут дальше по Херсонской и Николаевской областям и понесут с собой эту заразу, — предупреждает врач. – Учтите, что сейчас вода сошла, люди надели шлепанцы и пошли разгребать завалы. А если они где-то поцарапаются? Особенно дети, которые играют в земле? Я уже молчу, что в земле могут быть инфекции, распространяющиеся из размытых захоронений животных, – например свиней с африканской чумой или сибирской язвой".

Проблемой стали и насекомые – их становится все больше, поскольку птиц на пораженных территориях стало меньше – они боятся взрывов, не могут жить в новых условиях.

"Мошкара также переносит различных возбудителей болезней, например малярию, лихорадку западного Нила, – говорит эксперт. – Если начнутся такие инфекционные болезни, то очень мало специалистов, которые идентифицируют их. Потому что у этих заболеваний нет специфической симптоматики: немного поднялась температура, немного увеличились лимфоузлы, першит в горле".

"Несмотря на запреты, люди ловят и едят рыбу". Какие угрозы ожидают подтопленные области
Затопленный Херсон. Фото: EPA/MYKOLA TYMCHENKO

Что нужно делать

Как депутат и врач пани Светлана пишет письма и запросы в официальные учреждения, спрашивает, что сделано, предлагает, что стоило бы сделать. И просит уже сейчас предпринять какие-то шаги, чтобы предотвратить распространение заболеваний.

Вот какую шпаргалку составила Светлана, что необходимо было, по ее мнению, сделать еще на вчера:

– Чтобы не допустить распространения инфекционных заболеваний, важно постоянно и очень оперативно проводить анализы питьевой воды и биологического материала во всех подозрительных случаях. Для этого необходимо открывать во всех городах специализированные эпидемиологические лаборатории.

"Никакого вируса в воде наша Николаевская и Херсонская область сегодня не определяет, это делает только лаборатория в Одессе, — говорит Светлана. – А все, что мы можем определить в обычной лаборатории, это кишечная палочка. Ситуация усугубляется и тем, что в Украине давно ликвидирована вертикаль санэпидемстанции.

Важно организовать системную санитарно-просветительскую работу среди населения Херсонской и Николаевской областей. Людям нужно знать, как обеззаразить воду, если у них нет медикаментов под рукой, и с какими признаками заболеваний нужно немедленно обращаться к врачу, а не заниматься самолечением.

При этом все это нужно прописать не на сайтах официальных учреждений и в соцсетях, а напечатать на бумаге. Чтобы каждый волонтер, который едет на подтопленные территории, раздавал эти листовки людям.

"Пусть поставят их себе рядом с иконами, на видном месте. До этих людей не доходит информация из интернета, потому что там связи нет. Да и телевидение не везде. Люди даже о новостях узнают от волонтеров", — объясняет врач.

"Несмотря на запреты, люди ловят и едят рыбу". Какие угрозы ожидают подтопленные области
Затопленный Херсон. Фото: EPA/STAS KOZLIUK

Следует также прописать алгоритм оказания помощи больным инфекционными заболеваниями: куда обращаться, если возникли непонятные симптомы.

"По сегодняшнему алгоритму больной должен позвонить своему семейному врачу, а тот скажет идти в ближайшую больницу, потому что у него нет тестов. Когда человек приедет в больницу, ему сообщат, что анализы на инфекционные заболевания делают, например, только в Одессе. Это значит, что человек потратит четыре-пять часов на то, чтобы сдать анализы или получить прививки, а в это время еще и будет контактировать с большим количеством других людей".

В каждой области или районном центре должна быть определена главная больница для оказания помощи при вспышке эпидемии инфекционной болезни

"Но это должна быть не обычная городская больница, как это есть в Николаевской области, а именно инфекционная, имеющая боксы и специалистов-инфекционистов", — объясняет врач.

По мнению Светланы, всех, кто находится на подтопленных территориях, стоило бы вакцинировать от гепатита А и столбняка, особенно детей. Также нужны вакцины тифо-паратифозной группы, которые сейчас невозможно нигде найти.

Департаменты здравоохранения во всех областях должны регулярно проводить тренинги для семейных врачей. Хотя бы в режиме онлайн. Напоминать основную симптоматику опасных заболеваний, давать метод действий.

"У некоторых инфекционных болезней нет специфической симптоматики, – говорит Светлана Федорова. – Если они начнутся, то очень мало специалистов поймут, что это".

Эксперт добавляет, что до того, как начала ездить на деоккупированные территории и в серую зону, не понимала живущих там людей. Думала: почему они не выезжают и не вывозят детей?

"Теперь я свое мнение изменила, потому что люди рассказывают, как им нелегко было построить новую жизнь в эвакуации, как тянуло домой, в родные стены. Каждый день моего выезда на освободившиеся территории – это история, состоящая из маленьких жизненных историй войны. Историй людей, нуждающихся в помощи".

Больше всего Светлане Федоровой запомнились два пациента: десятилетняя девочка с осколочным ранением, мечтавшая стать президентом и повторявшая "Я не боюсь, я не боюсь!" И старенький 84-летний дедушка с раненым во время обстрелов ухом, который за несколько минут приема неторопливо рассказал о целой эпохе из жизни – как после армии работал шофером на птицефабрике, как женился, как фабрика потом развалилась, как пришла война.

Світлана на виїздному прийомі
Светлана на выездном приеме

"Я смотрю на его раненое ухо — чем его там обработать и перевязать, и так мне стало жалко этого дедушку, — говорит Светлана. — У ребенка, даже после ранения, еще все впереди, он верит, что сказка наступит. А дедушка смотрит мне в глаза и уже ничего не ждет. И я чувствую себя где-то посредине между ними. Я не могу сидеть и ждать, сложа руки, будет эпидемия или нет. Верю, что все будет хорошо, но понимаю, что для этого стране нужно сделать много нелегких шагов.

Оксана Онищенко для LIGA.Life