"Трудно разделять роль супруги и бизнес-партнера". Как семейный бизнес влияет на отношения
Ярослав Сирак и Марьяна Лапко. Фото предоставлено Марьяной Лапко
Содержание:
  1. Совместные интересы
  2. Поддержка
  3. Границы
  4. Опора
  5. Будущее

В рабочие часы вы бизнес-партнеры, в свободное время – муж и жена. Таким могло быть ведение семейного бизнеса в идеальном мире. Но есть одно "но": общее дело порой размывает границы между рабочей и личной жизнью. Так что конфликты в паре могут влиять на бизнес и наоборот.

Читайте нас в Telegram: главные новости коротко

Как сохранить баланс между рабочими и личными отношениями в семейном бизнесе? Где проложить границу и нужна ли она вообще? Рассказываем на примере соучредителей львовской сети магазинов и сыроварни "Сирні мандри" — супругов Марьяны Лапко и Ярослава Сирака.

Совместные интересы

История семейного бизнеса — это, прежде всего, о доверии и общих интересах. В семье Ярослава и Марьяны такими есть путешествия и любовь к сыру. До пандемии COVID-19 и полномасштабной войны пара часто ездила за границу (преимущественно во Францию и Италию), где ходила по местным рынкам и пробовала локальную кухню, в частности крафтовые сыры.

Марьяна Лапко
Марьяна Лапко

"Мы всегда находили местные сырные лавки и общались с продавцами. Как-то Ярослав сказал: "Как бы было хорошо, чтобы в Украине тоже были такие магазинчики". То есть у нас первично была идея не производить, а продавать аутентичный украинский сыр и развивать культуру потребления" , – делится с LIGA.Life Марьяна Лапко .

В 2012-м семья переехала из Киева во Львов. В это время Ярослав и предложил жене попытаться реализовать мечту. После одной из его рабочих командировок в Карпаты на балконе их квартиры на 10 этаже появилась большая деревянная бочка с брынзой. Далее арендовали место на продовольственном рынке во Львове, нашли продавщицу, создали страницу в соцсетях, тогда еще называвшуюся "Сыры из Карпат" — с этого все и началось.

Первая точка на рынке
Первая точка продажи. Фото предоставлено Марьяной Лапко

"Я тогда была в декрете. Помню, как младший сын Михаил маленьким лежал в автокресле, а я в багажнике везла брынзу на продажу. Мне тогда было 25 лет, Ярославу – 27. Мы шли напролом, у нас еще не было тревог, вместо этого было много оптимизма, альтруизма и веры в идею", — вспоминает Марьяна.

Впоследствии ассортимент дополнили локальной "фишкой" – сыром сулугуни в виде шариков от золочевских производителей. Еще позже приобрели настольные витрины – это стало первым большим вложением в дело. В дальнейшем весь заработок супруги инвестировали в открытие новых точек продаж и развитие бизнеса.

Поддержка

В 2014 году Ярослав и Марьяна решили делать сыр самостоятельно. Хотелось новых вкусов, а сыровары, с которыми сотрудничали, не проявляли в этом инициативы. В ход пошли книги и YouTube, вспоминает соучредительница:

"Первые сыры отрабатывали вместе дома. Покупали молоко в 10-литровых бидонах, брали кастрюлю из нержавейки и начинали варить. Со временем в доме появился маленький холодильник, который Ярослав переоборудовал в камеру созревания. Что-то получалось, что-то — нет. Когда удалось получить сыр, который мы хотели, пошли с ним к сыроварам и сказали: "Нам надо вот такое" – и уже на их территории производили".

В том же году появилась торговая марка "Сирні мандри" и первый магазинчик в ТЦ "Сихів". А также собственное производство в селе Коросно на Львовщине.

"Судьба приподнесла нам прекрасного человека по имени Ростислав. Он был на той же волне, что и мы: очень хотел иметь стадо коз и продавать молоко. Но того молока было так много, что он уже не знал, куда его девать. Поэтому предложил сотрудничество нам. Заодно дал помещение площадью где-то 40-50 кв. м", — отмечает Марьяна.

Ярослав бросил обычную работу и погрузился в сыроварение. Супруги хотели производить Сан-Мор-де-Турен из козьего молока, поэтому поняли: нужно учиться у тамошних мастеров. С тех пор каждый год муж ездил на недельные курсы от престижной французской сыродельни Mons Fromages.

Ярослав Сирак
Ярослав Сирак. Фото: instagram.com/cheesemandry

"На одном из тех курсов к Ярославу подошла Джеки из США и говорит: "Я тебе по-доброму скажу: тебе нужно начать с того, чтобы мыть пол в сыроварне". Я тогда с девченками как раз на фестивале продавала сыр. Ярослав звонит и говорит: "Закрываемся, потому что то, что мы делаем, полное аматорство". Он мне это говорит, а я смотрю — к нам стоит огромная очередь людей, а сыра уже нет на прилавке, потому что все продали.  И говорю ему противоположное: "Все хорошо, мы мы сделаем. Приезжай"", — вспоминает соучредительница "Сирних мандрів".

Границы

"Впоследствии мы переехали на арендованные производственные мощности во Львове. Параллельно развивали сеть магазинов, сайт, открыли сырный ресторан L'affinage. Если "Сирні мандри" были бизнес-моделью, то он был скорее для души", — рассказывает Марьяна Лапко и добавляет: "Но перед пандемией COVID-19 его пришлось закрыть, потому что мы поняли, что не стянем. Ресторанный бизнес требует привлечения в субботу-воскресенье, к последнему гостю. Добавьте к этому работу в "Сирних мандрах" с понедельника по пятницу — мамы и жены не было дома целыми днями".

С самого начала пара разделила обязанности в бизнесе: Ярослав занимался производством сыра, потому что интересовался этим, а Марьяна — продажей и маркетингом, потому что имеет соответствующее образование. Важные решения типа открытия нового магазина принимались вместе. Обычно, рассказывает соучредительница компании, это происходило дома на балконе.

Марьяна Лапко и Ярослав Сирак
Марьяна Лапко и Ярослав Сирак. Фото предоставлено Марьяной Лапко

"Конечно, бывают споры, но они не критичны. Конфликты возникают, когда кто-то начинает заходить на территорию другого. Например, когда я начинаю чем-то руководить в производстве или говорить, как надо сделать. Трудно разделять, где ты жена, а где бизнес-- партнер. Всегда хочется что-то посоветовать. Но надо вовремя спохватиться и сказать: "Хорошо, это твоя зона ответственности. Если тебе нужно будет совет, ты попросишь". Конечно, это я уже сейчас говорю, после стольких лет. В начале этого вообще не было", — отмечает Марьяна Лапко.

Со временем семья ввела правило не нести работу домой. Разве что это какой-то форс-мажор или о разговоре было договорено заранее. Также во время совместного времяпрепровождения со стола забирают телефоны, чтобы сообщения и звонки не отвлекали.

"Когда ты работаешь в семейном бизнесе, это работа 24/7. Но мы поняли, что всегда нужно находить время для друг друга. Очень легко погрузиться в работу и постоянно быть бизнес-партнерами. Но тогда теряется огонек в отношениях, исчезают чувства, без которых этот бизнес невозможен", – добавляет женщина.

Опора

Ряд компаний переживают кризисы, когда один из партнеров временно или надолго выпадает из рабочих процессов. Но в семейном бизнесе на такой случай есть кому подстраховать. Так случилось и с "Сирними мандрами".

В феврале 2022 года Ярослав Сирак пошел на войну и передал управление производством жене. Перед Марьяной, занимавшейся совсем другой сферой, встала серьезная задача: научиться управлять производственными процессами и удержать бизнес. И все получилось: благодаря обученному Ярославом персоналу и поддержке партнеров.

"Это было очень тяжело: двое детей, один выпускник, которому нужно поступать в университет. Младший сын переходит из начальной школы в среднюю. То есть мы горим: производство, молоко, фермеры, магазины, блекаут, обстрелы. А еще и Ярослав не выходит на связь и я не знаю, что с ним. Но когда он мне звонил по телефону я всегда говорила: "Любимый, все хорошо. Я со всем справляюсь, у меня все получается". Главное — вовремя положить трубку и не зарыдать. Потому что это тяжело. Ты будто попадаешь в шторм и не знаешь, куда вернешься. Но, к счастью, в августе 2023 Ярослав приехал живой и здоровый", – вспоминает женщина.

Ярослав Сирак
Ярослав Сирак. Фото предоставлено Марьяной Лапко

Будущее

У супругов двое детей: Иван и Михаил. Когда старший сын был еще подростком, Ярослав брал его с собой на сыроварню, вспоминает Марьяна:

"Мы были настолько увлечены бизнесом, что понимали: нам не хватает времени на детей. И, собственно, когда брали Ивана с собой, то так проводили время вместе. (...) Конечно, когда ты едешь к тем же французским сыроварам и видишь, как внук Монса продолжает семейное дело своего деда, то думаешь "Круто". Где-то так, может быть, хотелось бы и себе. Но мы понимаем, что каждый человек — личность. И наши дети сами вправе решать, чем им заниматься ".

Пока сыновья не проявляют большого интереса к семейному бизнесу. Младший Михаил иногда помогает папе на производстве, старший Иван учится в университете и время от времени приезжает проработать на сыроварне или в магазине, чтобы заработать денег. Захотят ли дети продолжать дело родителей – их личный выбор. Сами же Ярослав и Марьяна пока так далеко не планируют.