Содержание:
  1. "Мой бренд – это самоокупаемость"

LIGA.Life поговорила с телеведущей и основательницей общественной организации "Фонд Маша" о бизнесе во время большой войны, переходе на украинский язык, хейте в соцсетях и резонансе историй об изнасиловании девушек.

Подписывайтесь на полезный легкий контент в Instagram

"Мой бренд – это самоокупаемость"

– Вас представляют по-разному: инфлюенсер, YouTube-блогер, телеведущая, общественный деятель. Но представляют ли вас как бизнесвумен и предприниматель? Можете ли вы себя так назвать?

Не представляют. Наверное, правильно делают. Потому что бизнесвумен из меня никакая. В 2019 году у меня была попытка сделать бизнес – бренд домашней одежды Mashsh. Мы его удачно запустили. Мне даже казалось, что это оно. Однако потом начался COVID, а впоследствии – большая война. Одни люди скажут: если бренд не умер, вы успешны. Но я по-другому это представляла.

- Как именно?

Думала, что буду на нем зарабатывать. Но пока вместе с партнершей только инвестируем в бренд. Во время полномасштабного вторжения уже нечего вкладывать. Это болезненная для меня тема. Мне очень нравится идея Mashsh. Горжусь всем, что мы сделали, но пока заработать мне не удалось.

"Жизнь полна разговорами о насилии". Маша Ефросинина о хейте и защите женщин
Маша Ефросинина (Фото: Валентина Полищук/LIGA.net)

Сначала мы вкладывали деньги в производство и идею. Потом появились первые деньги, мы их реинвестировали, расширили команду, производство, количество объемов. Он немного зарабатывал. А потом ты снова вкладываешь и реинвестируешь.

Однажды почти дошли до бизнес-оргазма. Это произошло в 2020 году, когда пришел COVID. Все сели дома, поэтому с нашего сайта разобрали все за 40 мин. Мы такие: "Вау!" Однако это длилось недолго, потому что уже через полгода людям надоело сидеть дома.

После полномасштабного вторжения многие уехали. У нас было определенное количество запросов: "Уехала без вашей пижамы, а спать могу только в ней". Постоянные клиенты возвращались и покупали то, что напоминало им дом.

Чтобы переходить на большие объемы, нужно инвестировать сотни тысяч, а сейчас все мои заработки прекратились.

Читайте также: Продолжают творить, раненые войной: Ирина Данилевская о том, как мода выжила за год войны

– В одном из интервью вы говорили, что удержали команду бренда во время полномасштабной войны. Сколько человек в вашем штате?

Постоянных – около 6-7 работников. Производство – в разных уголках страны. Мы снимаем почасово цеха, чтобы они отшивали нам одежду.

Снабжение тканей прекратилось. Не могу назвать точную географию, но у нас был огромный склад тканей, куда въехали ВСУ. Потому доступа к нему до сих пор нет. Мы многое потеряли, но команда восприняла это как должное.

Сегодня производим немного, чтобы удерживать зарплату.

Для меня это очень болезненно. Не могу внутренне проститься с Mashsh. Много в него вложили души и сердца.

– Насколько снизилась прибыль?

Это самоокупаемость: зарплата, содержание стока и склада. Мы не отшиваем в больших количествах – именно столько, чтобы покрыть зарплату.

"Моя украинизация должна быть громкой"

– Переходить с русского на украинский – довольно сложно. Потому что нужно в голове переводить, искать соответствующие слова. Что для вас было самым сложным?

Лексика. До сих пор выезжаю на техниках и знаниях, которые мне дал университет им. Шевченко [Киевский национальный университет им. Т. Шевченко. – Ред.]. Я – лингвист по образованию.

"Жизнь полна разговорами о насилии". Маша Ефросинина о хейте и защите женщин
Маша Ефросинина (Фото: Валентина Полищук/LIGA.net)

Украинский начала изучать именно в университете. Перейти ничего мне не стоит, кроме лексики. Она у меня бедноватая. Мне нравится богатый, насыщенный язык. Такого украинского у меня пока нет. Также немного хромает грамматика.

– Есть ли у вас репетитор?

Нет.

– Тогда что вам помогает при переходе?

Полная украинизация: от телефона до сериалов и книг. В библиотеке все русскоязычные книги – на верхних полках. Закупаю только украиноязычные. Раз в полгода отдаю своей ассистентке список тех, которые мечтаю прочесть. Она говорит: "Маша, 5 книг есть только на русском". Я отвечаю, что ищем на украинском.

Включаем с ребенком Netflix. Он говорит: "Мама, ищем украинский перевод или субтитры". Так постепенно оно на нейронных связях откладывается.

– Но на Netflix не так много дубляжа на украинском. Что в этом случае делаете?

Смотрим на английском с украинскими субтитрами.

– В предыдущем интервью вы рассказывали, что дома общаетесь на украинском с младшим сыном Сашей. С кем еще?

Со всеми. Бывает, что хочется перейти на русский. Перехожу. К примеру, когда с мамой разговариваю. Я вообще за мягкую украинизацию, но сегодня считаю, что моя украинизация должна быть громкой.

Читайте также: "Учить язык для меня – это верить в идею свободы". Как и почему иностранцы учат украинский

"Не трогайте матерей, которые вывезли своих детей"

– После 24 февраля вы уехали с детьми за границу. Впоследствии в Украину вернулись без них. Ваши дети до сих пор за границей?

Сейчас сын в Киеве. Привезла увидеться с папой и посмотреть на себя. Ведь вывоз детей за границу продиктован сугубо моим страхом. Панически боюсь, что не буду рядом с ними во время ракетных обстрелов. С большой вероятностью так и произойдет, потому что работаю 20 часов в сутки.

"Жизнь полна разговорами о насилии". Маша Ефросинина о хейте и защите женщин
Маша Ефросинина (Фото: Валентина Полищук/LIGA.net)

Дочь Нана поступила в университет в Нидерландах, а Сашу с мамой поселила в Варшаве. Поэтому поезд Варшава-Киев – мое "любимое направление" и самый быстрый способ мигрировать между двумя самыми ценными мужчинами в жизни – мужем Тимуром и сыном Сашей.

Сейчас сын будет проходить собеседование в школу, чтобы в третий класс уже вернуться. Во время тревоги он или с мамой, или с помощницей. Поэтому я не падаю духом. Борюсь со своими страхами.

– Сталкивались ли вы с хейтом из-за того, что вывезли детей за границу, а сами вернулись в Украину?

В 2022 году я узнала все о хейте. Каждый день сталкиваюсь с тем, что обо мне говорят что-то плохое.

– Вас ранит хейт на личные темы?

Отношусь достаточно осознанно. Когда меня булили, оскорбляли, травили, желали смерти в связи с языковым вопросом, как живое эмоциональное существо, считала это слишком болезненным ментальным расстрелом.

Относительно детей всегда есть позиция: если могу себе это объяснить и аргументировать публично, то потом абсолютно плевать на то, кто что будет говорить.

Только мать, которая из своего лона родила ребенка, знает, как ей поступать.

Ни один человек не имеет права открывать свой рот в ее адрес. Только мать знает, как ее ребенок спит под взрывами, что с ним происходит, как он плачет, писается, умолкает или кричит по ночам. Только она будет принимать решение, где ее ребенку лучше, пока страна-террорист уничтожает наш народ и города.

Поэтому предлагаю всем, у кого чешутся языки что-то похейтить и где-то поточить язык: поорите на Крещатике, если у вас судьба такая грустная и вам нечем заняться. Но не трогайте матерей, которые увезли своих детей или остались с ними в Украине. Вы не знаете, какие обстоятельства стоят за каким-либо решением.

А моих детей никто не имеет права оскорблять. За это в рожу дам.

– Еще одно громкое обсуждение в соцсетях, которое касается вас – ваша сестра Елизавета Ющенко. Если посмотреть первые запросы в Google о ней, то рядом с ее именем есть приписка "живущая в Москве". Чувствуете ли вы ответственность за ее решение?

Нет. Могу отвечать только за поступки своего сына. Как могу нести ответственность за действия человека, которому 37 лет? У нее своя семья, двое детей. Поэтому хейт на этот счет – тоже не совсем понятная для меня вещь. Но я об этом уже многое сказала.

"В нашем обществе обнажено чувство несправедливости"

– За последние 2 месяца произошли два резонансных события – изнасилование 14-летней девочки на Закарпатье и вечеринки ивано-франковских блогеров, которые снимали обнаженных девочек без сознания. Как освещать такие события, чтобы не навредить пострадавшим?

Не приобретали ранее подобные ситуации такой огласки. Однако они были. После освещения истории на Закарпатье в разные отделения полиции области приходили девушки 12-15 лет со своими историями.

Так 12-летняя девочка пришла с заявлением, что ее все время насиловал отчим, а мама снимала это на видео. То есть они пришли, потому что увидели, что взрослые люди теперь "поднимут на вилы" этих подонков.

Не представляете, сколько раз в неделю у меня звонки с женщинами, которые рассказывают о насилии.

Моя жизнь наполнена приватными разговорами о том, что наших женщин избивают и насилуют.

Когда спрашиваю, почему они не дают этому огласки, в 100% случаев слышу: "Меня осудят и не поймут. Мне придется уехать из села. Со мной никто не будет общаться. Мне скажут, что я сама виновата".

У "Фонда Маша" есть опыт работы с подростками и женщинами, пережившими сексуальные преступления. Например, россиянин изнасиловал 15-летнего ребенка всем, что было у него под рукой, включая оружие. А в деревне этого ребенка обходят стороной. Ибо что? "Сама виновата".

У меня вопрос ко всем, кто говорит: "Зачем давать огласку таким делам?" Чтобы всем людям: которые сегодня показывают пальцами на изнасилованных женщин; которые не позволяют своему ребенку ходить в один класс с изнасилованной девочкой; которые носят взятки судьям и откупают своих сыновей, чтобы лишить их наказания – было невдомек это делать.

Если все взвешивать, лучше найду психологов Лере из Закарпатья, но мы пробьем стену странного общественного реагирования на страшные вещи. Она будет иметь свободу действий, а тварей, которые издеваются над детьми и женщинами, привлекут к ответственности.

– Почему, по вашему мнению, именно сейчас эти события получили столь сильный резонанс?

Во-первых, это ребенок. Во-вторых, есть факт несправедливого приговора. То есть все очень очевидно: изнасилование есть, насилие есть, а парни – невиновны.

Кроме того, сейчас у нашего общества очень обнажено восприятие несправедливости. Мы живем в горе и боли. Все, что происходит с украинским народом более 400 дней, является тотальным насилием над физиологией и психикой.

– У "Фонда Маша" есть проект для девушек-подростков "Смелая". Это 12 тренировок по самообороне и 5 встреч с психологом. Какая история девочки-подростка вас больше всего поразила?

Девочки из Херсона, которая несколько недель не выходила из своей комнаты из-за постоянных взрывов и обстрелов. К тому же россияне ходили по многоэтажкам, выламывая двери в квартирах. То есть девушка прожила в страхе несколько недель, а несколько дней из-за этого даже не выходила в туалет. Это не просто травма. Это поломка на всю жизнь, если не дать этому выйти и не проработать со специалистом.

Также была девушка, постоянно ходившая на занятия в маске. Она не болела. Просто не могла показать лицо. Страх настолько проник в нее, что она боялась быть увиденной. Думаем, что там был факт военного преступления. Но ни фонд, ни психологи не давят на подопечных. Женщины и девушки рассказывают об этом сами, когда у них есть на это силы.

– Планируете масштабировать эту историю? Ведь недавние ситуации указали на острую потребность подобных проектов.

С одной стороны, 100 девушек – это вау, а с другой – ничто. У меня есть мечта построить Центр ментального восстановления в Киеве. Чтобы любая женщина, которая с утра встала с горечью во рту от непонимания, что с ней, могла туда прийти.

В 9 из 10 случаев женщина себе скажет: "Нет, что-то со мной ненормальное. Наверное, больна. Никому не скажу. Подумают, что слабая. Там наши ребята погибают, а я нюни распустила. Нет-нет-нет, нужно закинуться таблеткой или побегать на дорожке. Сил нет на дорожку, так что полежу 3 дня".

Но ты – нормальная, потому что живешь в аду. Ты каждый день включаешь новости. Каждый день у кого-то из знакомых кто-то погибает. Твой муж на фронте. Тебе нечему радоваться, кроме того, что проснулась живой.

Мы живем ненормальной для нашей природы жизнью. Поэтому хочу, чтобы появился оазис для любой женщины, где ей скажут все это в лицо, подержат за руку, отправят на групповую или индивидуальную терапию, медитацию, массаж или йогу.

"Жизнь полна разговорами о насилии". Маша Ефросинина о хейте и защите женщин
Маша Ефросинина (Фото: Валентина Полищук/LIGA.net)

Мне тоже нужна помощь. Тоже хожу к психологу. Тоже есть срывы и истерики. Тоже иногда с утра не хочу никуда идти и даже чистить зубы. Однако знаю, что в этом состоянии делать. Надо погладить, обнять, отменить все встречи, а кто скажет это другим женщинам?

Читайте также: "Зачем иммунитет, когда может убить ракета": какие болезни подстерегают украинцев из-за войны

– Этот Центр на этапе идеи и мечты или реализации?

На этапе поиска помещения и разработки методологии. Это поиск команды, которая сформирует основу методологов, которые будут впоследствии обучать других. Потому что нам нужны тысячи специалистов. Пока такого количества нет в Украине. Нам очень нужны инвестиции на первый запуск методологии.

***

– Большинство понимает, что война – не спринт, а марафон. Для того чтобы добежать до победы, нужны силы. Если бы вас попросили дать совет украинцам для поддержки этих сил, чтобы вы посоветовали?

Посмотрите вокруг себя. Оцените среду общения, набор занятий, сколько уделяете новостям и соцсетям. Пройдитесь генеральной уборкой по все пунктам и честно ответьте себе, где лажаете. Возможно, в жизни слишком много токсичных людей.

Посмотрите, сколько времени тратите на самотоксичность – кого осуждаете, наговариваете, пишете хейт в комментариях, разводите "срач". Если вам кажется, что вы на верхушке Эвереста, написав пост в Facebook, то нет. Вы только выплеснули свою злость и беспомощность от того, что мы до сих пор не наказали проклятого врага.

Поэтому не нужно находить врагов среди тех кто рядом.

Осваивайте новые навыки. К примеру, моя мама начала изучать английский. У нас все в доме заклеено стикерами: "Доченька, I have или I has?" Заведите собаку или новое растение. Наполняйте себя любовью. Это нужно для того, чтобы понимать, что люди – это любовь.

Позволять себе быть слабыми, обращаться за помощью, уметь говорить о своей боли и знайте, кому это рассказывать. В этом есть огромная потребность. Ходя с массой токсичности внутри, подвергаете себя большим болезням.

Занимайтесь собой, своим настроением и тем, что сегодня дает силы. И занимайтесь любовью, как последний раз.