Содержание:
  1. Отсутствие государственного учета
  2. Приватизация и контроль
  3. Борьба за сохранение памятников или против разрушения
  4. Все ли достопримечательности нужно восстанавливать?

Более 130 000 объектов культурного наследия Украины сегодня состоят на государственном учете. Среди них предметы, связанные с историческими событиями, памятные места и достопримечательности. Более 550 объектов, по данным Министерства культуры и информационной политики, были разрушены российскими войсками с начала полномасштабного вторжения.

Присоединяйтесь к нам Facebook и принимайте участие в дискуссиях

Но у украинских памятников истории и культуры есть еще один враг — время и безразличие людей. Особенно разрушительны они для объектов жилищного назначения, которые десятилетиями остаются без присмотра. Пока невозможно точно сказать, сколько старинных дворцов и усадеб находятся в разрушенном или аварийном состоянии, ведь даже общее количество таких объектов неизвестно. Впрочем, ежегодно доля заброшенных памятников растет.

Мы попытались углубиться в эту тему и узнать, в каком состоянии сегодня находятся старинные украинские дворцы, каковы перспективы их сохранения и все ли объекты можно и нужно спасать. Об этом LIGA.Life рассказали исполнительный директор украинского национального комитета Международного совета по охране памятников и исторических мест (ICOMOS) Елена Сердюк и основательница инициативы "Спадщина UA" Анна Гаврылив.

Отсутствие государственного учета

В Украине нет отдельной статистики по количеству старинных дворцов и усадеб. На сайте МКИП можно найти реестр недвижимых памятников Украины национального значения, среди которых есть 18 объектов с названием "дворец" и 20 "усадеб". Впрочем, реальное количество таких сооружений превышает эти цифры.

"Таких усадеб и дворцов в Украине невероятное количество. Состояние объектов совершенно разное: от остроаварийного, когда сооружение разрушается или полностью уничтожено, до эксплуатации в качестве учебного заведения или культуры. В свое время Научно-исследовательский институт памятникоохранных исследований, который я возглавляла, разработал комплексную программу и концепцию сохранения замков и деревянных храмов Украины. Но до усадеб и дворцов руки не дошли, в Минкульте изменилось видение и все осталось на уровне локальных исследований", — рассказывает исполнительный директор украинского национального комитета ICOMOS Елена Сердюк.

По ее словам, сегодня в Украине не существует ни одного дворца или усадьбы, которые сохранили бы свою первоначальную функцию и владельца. В основном такие объекты находятся в государственной собственности и просто приходят в упадок, используются как медицинские или учебные заведения, помещения для местных администраций и лишь изредка — как музеи. Среди наиболее известных музеефицированных комплексов — усадьба Григория Тарновского в селе Качановка в Черниговской области (70-е годы XVIII века) и усадьба Хоецких в селе Самчики в Хмельницкой области (начало XVIII века).

Наперегонки со временем. Как сохранить старинные дворцы и все ли их нужно спасать
Дворец в Качановке. Фото: Levi Kyiv / Unsplash

В то же время, отмечает Елена Сердюк, использование дворца или усадьбы исключительно как музея является большой иллюзией:

"Да, усадьба может использоваться как музей. Например дворец Потоцких в Тульчине Винницкой области или семейное имение Фредров-Шептицких в селе Вишня во Львовской области — это идеально. Но объект вполне может стать рекреационным заведением, там может быть гостиница или какие-то элитные корпуса санатория, почему нет?"

По мнению исполнительного директора украинского национального комитета ICOMOS, для понимания того, как можно использовать старинные здания, сначала необходимо провести инвентаризацию, взять сооружения на учет и проанализировать созданные реестры. Следующий и главный принцип — сохранение и реставрация объекта. Только потом можно говорить о потенциальном функциональном предназначении здания.

"Дворцы и усадьбы имели жилищную функцию. В Австрии после Второй мировой войны старинные замки продавали за один шиллинг, лишь бы в них жили и здания не превращались в руины. Возможно, нам тоже стоило сделать что-то подобное. Но я вижу, что такие сооружения в первую очередь являются знаковыми, они являются маркерами территорий и могут войти в различные формы сохранения как объекты всемирного наследия UNESCO или просто как туристические магниты", — добавляет она.

Такие старинные сооружения, по словам Елены Сердюк, могут быть не только центрами культуры, но и научно-технического развития. В частности, имение Симиренко в селе Млиев Черкасской области (1855 год) может стать центром исследований растительности и технологий культивирования новых сортов, так же, как парк "Софиевка" в Умани стал базой для научной работы по дендрологии, паркостроительству и садоводству.

Наперегонки со временем. Как сохранить старинные дворцы и все ли их нужно спасать
Имение Симиренко. Фото: kolokray.com
Читайте также

Приватизация и контроль

В марте 2023 года основательница инициативы "Спадщина UA" Анна Гаврылив приобрела на аукционе Фонда госимущества столетний дворец в селе Деражня в Хмельницкой области. Там проводятся работы по юридическому и физическому упорядочению сооружения и территории памятника, дальнейшее назначение сооружения будут обсуждать с инвесторами.

По мнению Елены Сердюк, приватизация старинных дворцов и усадеб в определенной степени может решить проблему с разрушением таких объектов, ведь позволит привлечь негосударственное финансирование для восстановления сооружений.

"В Хмельнике в Винницкой области есть дворец графа Ксидо, который сегодня невозможно отреставрировать, потому что на это необходимо огромное финансирование. Поэтому приватизация и привлечение инвестиций в восстановление памятников может быть выходом. Но ровно до тех пор, пока мы знаем, какая функция будет закладываться в том или другом объекте. Я считаю хорошей идеей, что Фонд госимущества проводит подобные торги, но без Министерства культуры такие вещи делать не стоило бы", — отмечает исполнительный директор украинского национального комитета ICOMOS.

Она считает, что Министерство культуры и информационной политики должно сформировать глобальное комплексное видение будущего дворцово-парковых комплексов Украины с пониманием дальнейшего использования каждого из них. Это поможет не только сохранить наследие, но и развивать его.

Наперегонки со временем. Как сохранить старинные дворцы и все ли их нужно спасать
Дворец графа Ксидо. Фото: Posterrr/ru.wikipedia.org

В то же время основательница инициативы "Спадщина UA" Анна Гаврылив отмечает, что сегодня в Украине формируется рынок культурного наследия и в ближайшие несколько лет многие дворцы могут снова получить частных владельцев.

"Большинство замков и дворцов до национализации были чьей-то частной собственностью — кто-то их создавал и инвестировал в них средства, вкладывал душу, рожал и растил там детей. Хозяева использовали эти сооружения так, как считали нужным. Поэтому когда здание снова получает частного владельца, важно обеспечить хозяину право использовать имущество по своему усмотрению с уважением к законодательству, кроме случаев, когда ограничение функции прописано в условиях приватизации или охранных соглашениях", — объясняет она.

По ее словам, сегодня в обществе преобладает мнение, что единственная правильная функция старинного здания — это музей, иначе объект будет потерян. Но Анна Гаврылив утверждает: это не так.

"Нет необходимости обустраивать музеи в каждом селе. Позвольте инвесторам реализовать их законное право выбрать функцию самим, ведь они и так оказывают огромную услугу стране, идя на подобные инвестиции. Следует понять, что как бы ни использовался объект, он всегда будет выгоден для общины или государства: бремя содержания здания переложат на плечи частного собственника, а бюджет общины будет наполняться за счет налогов на недвижимость и арендной платы за землю. В конце концов, будут созданы дополнительные рабочие места для местных жителей, а ухоженная территория или здание станут украшением и гордостью для общины, — отмечает основательница инициативы "Спадщина UA".

Читайте также

Борьба за сохранение памятников или против разрушения

По словам Анны Гаврылив, одной из причин упадка старинных дворцов и усадеб в Украине стал переход таких объектов в государственную собственность после обретения независимости в 1991 году. Это, по ее мнению, создало ощущение коллективной собственности, а значит — коллективной безответственности, когда значительная доля объектов не имела конкретного балансодержателя, пользователя, назначения и, соответственно, бюджета.

"Удивительно, но факт: в советские времена все ценные исторические сооружения были национализированы и имели свои функции. Где-то открывали музеи, больницы, санатории и профессиональные училища, а кому-то повезло меньше. Например, в помещениях дворца Реев в Ивано-Франковской области в свое время устроили свинарник, а в подвалах дворца в Подгорцах во Львовской области — рыбное хозяйство. Но несмотря на все, над сооружениями был контроль: за ними ухаживали, отапливали, осуществляли кое-какой ремонт. Это помогло большинству объектов дожить в достаточно сносном состоянии до времен независимости", — рассказывает Анна Гаврылив.

По ее мнению, коллективизация и десятилетия проживания в Советском Союзе убили у общества чувство частной собственности и стерли границы "мое-чужое". Поэтому в 1990-х годах заброшенные замки и дворцы, расположенные в малых общинах вдали от областных центров, стали лакомыми кусками для местного населения как источники безвозмездной добычи стройматериалов.

"Бесхозные здания после пяти-десяти лет недосмотра начинают разрушаться стремительно и безвозвратно. Есть практика "первого разбитого окна": если первое окно разбито и никто в ближайшее время его повторно не застеклил, то за следующие полгода почти гарантировано большинство окон будут повреждены. В результате начнется разрушение здания", — объясняет основательница проекта "Спадщина UA".

Наперегонки со временем. Как сохранить старинные дворцы и все ли их нужно спасать
Дворец в Подгорцах. Фото: pressahotkey / freepik.com

На сохранение памятника, отмечает Анна Гаврылив, также влияет осведомленность местной общины. Сегодня широкая общественность больше интересуется историей Украины, памятными сооружениями малой родины и архитектурным достоянием. Еще семь лет назад, когда команда проекта только начинала свою работу, жители населенных пунктов  Львовской области, рядом с которыми были расположены старинные замки и дворцы, даже не догадывались о прошлом этих объектов.

"Когда мы спрашивали у местных, как проехать к тому или иному объекту во Львовской области, то в Поморянах жители не знали, где замок, но знали, где "училище". В Роздоле никогда не было дворца, зато все знали путь к "санаторию", в Смерековке реагировали на "школу", а в Подгорцах на "рыбхоз". Очевидно, что осознание, что рядом дворец, который может стать визитной карточкой общины, влияет на принятие решения, помогать ли ему разрушаться или спасти", — объясняет эксперт.

Совершенно иная ситуация с замками, дворцами и другими объектами культурного наследия в городах, добавляет Анна Гаврылив. Часто такие сооружения расположены в хороших локациях и имеют большую прилегающую территорию, которая является лакомым куском для застройщиков. Как следствие, некоторые достопримечательности могут преднамеренно доводить до аварийного состояния, чтобы в будущем их снести, а на этом месте построить новый жилой комплекс. Среди таких примеров — дворец Ханенко в Киеве и вилла "Люсия" во Львове.

"Между собой мы часто говорим, что в малых общинах боремся за спасение культурного наследия, а в больших городах — против разрушения", — отмечает основатель "Спадщина UA".

Все ли достопримечательности нужно восстанавливать?

В настоящее время старинные дворцы и усадьбы в разных областях Украины имеют разное состояние. Где-то здание можно отреставрировать за реальную сумму и использовать в будущем для получения прибыли, а есть сооружения, восстановление которых может быть дорогостоящим и неоправданным.

"Стратегические объекты, имеющие достаточную сохранность, высокую культурно-историческую ценность и туристический потенциал, который поможет вернуть инвестиции, следует восстанавливать. Но те, что имеют значительные потери, — не целесообразно и с финансовой позиции, и с ценностной. Ведь довольно часто в таких сооружениях большая часть аутентики уже утрачена, а все остальное является репликой, муляжем или бутафорией", — объясняет Анна Гаврылив.

Она обращает внимание на существование практики "красочных руин", когда в значительной степени утраченные объекты культурного наследия просто консервируют, а вокруг них создается инфраструктура гостеприимства и благоустраивают территорию. Таким образом, разрушенные дворцы делают туристически привлекательными для посетителей.

"В этом контексте очень интересно познакомиться с опытом британского фонда National Trust, который имеет в своей собственности более 400 объектов культурного наследия: от сельских тысячелетних домов до замков, дворцов и аббатств. Значительная часть из них находятся в стадии руин, однако это абсолютно не мешает им быть экономически эффективными и наполнять казну и фонда, и королевства", — добавляет она.

Читайте также