UA
Истории

История | Жизнь на паузе: это истории украинок, бежавших от войны в Европу

15 хвилин
Как украинки живут в Европе и советы беженцам - Фото
Фото: EPA
23.01.2023, 12:00

С начала полномасштабной войны из Украины уехало более 11 миллионов граждан. По состоянию на конец августа почти 5 миллионов вернулись домой

LIGA.Life пообщалась с беженцами, которые уехали в Европу и вернулись или собираются вернуться назад. Вот их истории.

Анастасия Пасечная, Дрезден

Как уезжала

Я жила в Харькове. Летом 2021 года вернулась к своим родителям, которые живут в Вишневом. И здесь я была до начала полномасштабного вторжения. Однажды я проснулась от того, что неподалеку от дома упал самолет. Диван просто подскочил от взрывной волны. Это был первый триггер. Я тогда успокоила себя, что в нас не попали и это хорошо. Через некоторое время утром читала новости и узнала, что российские войска уже в Ясногородке, а это 20 минут на машине от моего дома. Тогда еще не было известно о Буче и Ирпене, но я очень не хотела оказаться на оккупированной территории, это меня испугало. Я знаю, что это такое – была в Донецке и работала в "Азове". Я тогда очень плохо спала, по ночам ждала чего-то, не ела и это заметила моя мама. Она почти силой вытолкала меня в Дрезден, потому что туда эвакуировались наши знакомые, которые согласились нас принять.

Куда уехала

С 13 марта я живу в Дрездене. Прежде всего хочу сказать, что очень благодарна Германии за оказываемую помощь: оплачивают жилье, покрывают коммунальные платежи (кроме электричества), выплаты на жизнь. От нас требуют только ходить на курсы немецкого языка, и это здесь как полноценная работа.

Я не хотела ехать сюда, потому что для меня Германия всегда была очень консервативной или прагматичной страной, а мне ближе что-то более творческое, открытое. Конечно, тогда я не думала об этом, потому что бежала от войны и искала место, где буду чувствовать себя в безопасности и у меня не будет каждые 5 минут адреналин от прилетов или ПВО.

С чем столкнулась

Германия – достаточно сложная страна, и мне кажется, что здесь одна из самых сложных адаптаций среди европейских стран. Они не очень стремятся говорить по-английски, а тем более в Саксонии, потому что это бывшая ГДР. Только молодежь здесь знает английский, и поэтому было сложно. Я хожу на курсы и уже могу объяснить какие-то базовые вещи, но 10 месяцев назад для меня это было как шум ветров.

Еще одна проблема – ментальность. Это страна старого населения, здесь очень много пенсионеров и очень мало молодежи. Поэтому ментальность у них такая классическая, холодная, прагматичная. Ты никогда не узнаешь, что внутри у немца, и коммуникации это очень сложно. Я не говорю о Берлине, но подавляющее большинство немцев – они такие. Чужая боль их не волнует абсолютно, такое у меня сложилось впечатление. У них была небольшая инфляция, и многие немцы начали говорить, что это из-за Украины. Когда я слышу такое, то пытаюсь исправить их – это не из-за Украины, а из-за напавшей на Украину России.

Немцы отправляют кучу писем, абсолютно все привязано к почте – и это в XXI веке. Здесь есть понятие срок и есть шутка, что надо взять срок на срок. Срок – это, по сути, запись на прием к специалисту. Вот я в октябре брала срок на прием к эндокринологу, и он у меня на май 2023 года.

В плане экстренной медицины здесь все круто. Но какие-то приемы с неэкстренными случаями можно ждать по полгода. Первое время было сложно привыкнуть к этому.

Я очень зависимый от вкусной еды человек. Первое время мне было сложно приспособить свои пищевые привычки. Даже в супермаркетах было сложно найти вкусные продукты, которые можно приготовить дома. В них широко распространена индустрия полуфабрикатов. В супермаркетах даже есть сваренные спагетти, которые только нужно разогреть в микроволновке. Они не парятся по поводу еды. Это не французы и не украинцы, у которых должно быть много, вкусно, сочно.

У меня есть еще такая история: меня выгнали из квартиры, которую я арендовала. Я две недели жила у друзей, пока джобцентр решал вопрос с жильем. Я уже сама нашла новую квартиру, подала им документы, а они все это время рассматривали, подходит ли она им по всем параметрам и нормам. Их не интересовало все это время, где я живу. Две недели в столь экстренной ситуации для Германии – это супербыстро.

О возвращении в Украину

Я была уверена, что буду возвращаться. Но чем дольше идет война, тем больше украинцев обустраиваются за границей. И потом будет труднее вернуться, потому что снова нужно будет бросить все. Это сложный вопрос.

Мне бы хотелось приехать отстраивать Украину. Но есть вариант, что я продолжу жить на две страны. Здесь еще вопрос в том, что у меня в Германии возникли отношения. Мой парень хоть и родился здесь, но у него корни украинские. Мы рассматриваем вариант, что после победы мы откроем какой-нибудь бизнес в Украине или приобретем недвижимость. Но пока вот так.

Советы для тех, кто за границей

– Поймать, почувствовать и принять ритм жизни в стране, где они получили временную защиту. Плыть по течению, а не против.

– В рутине и среди раздражающих моментов все же не забывать и благодарить за помощь, которую нам оказывают другие страны. Потому что у украинцев очень хорошие условия временной защиты в Европе. Например, в Германии другие беженцы не имеют столько преимуществ как мы.

– Учить язык, это никогда не будет лишним. Пусть украинцы станут многоязычной нацией. Возможно, тогда мы, наконец, перестанем ссориться из-за языков в Украине.

– Не останавливаться и продолжать жить. Грустить не запрещено. Однако нужно взять лучшее в других странах. Постоянно учиться новому, не киснуть в печали и использовать возможности, которые в этом месте и сейчас у нас есть.

– Пытаться не сравнивать, как было у нас и как есть у них. Не подхватить "болезнь мигранта". Просто принять тот факт, что это совсем другая страна, другие люди с другой историей. Поэтому у них так. Не лучше и не хуже. Как есть. Чтобы было легче, я иногда представляю, что я прилетела на другую планету и как ребенок изучаю все заново и исследую другую культуру. Без оценочных суждений, без разделения на "хорошее" и "плохое".

Читайте также


Екатерина Ткачева, Ханау (Германия)

Как уезжала

Мы уехали через неделю после начала активных боевых действий. Мне было страшно за моего годовалого ребенка, я понимала – если с ним что-нибудь случится, я себе этого никогда не прощу. Мой муж считал, что это скоро закончится, но мне было очень страшно, когда я качала ребенка на руках, а за окном слышала взрывы.

Наша ошибка была в том, что мы уезжали на машине. Это было как раз в тот момент, когда россияне пытались наступать на Киев. Очень страшно было, когда мы ехали через Макаров. Вокруг тогда вообще не было людей и было много следов от танков. В первый день нашей эвакуации мы застряли в Киевской области. По дороге сначала наткнулись на блокпост, возле которого стреляли и нам пришлось срочно возвращаться, а потом уже начало смеркаться. У одного из блокпостов мы попросили людей нас приютить, и нам выделили место в подвале поликлиники. Во время ночлега познакомились с людьми, которые потом нам помогли эвакуироваться в объезд взорванных мостов. До польской границы, чтобы вы понимали, мы добрались где-то через 10 дней. Все время провели в машине в очередях на блокпостах и заправках.

Куда уехала

Сначала я с ребенком перешла польскую границу. Там сразу попали в большой волонтерский центр. В самом центре я познакомилась с семьей, которая забрала нас к себе и купила билеты в Германию, где нас ждала родня.

С чем столкнулась

Очень сложно из-за незнания языка. Немцы остро реагируют, если ты не знаешь немецкий. Они считают, что через три месяца ты должен овладеть их языком в совершенстве, даже если ты знаешь английский. Был случай в больнице, когда требовали либо общения на немецком, либо присутствия переводчика.

В целом в Германии очень много проблем. Как оказалось, у них есть проблемы с медициной, потому что большая нехватка врачей. Иногда запись приходится ждать по два месяца. А еще у них совсем другие методики лечения.

Очень страшная бюрократия. Полностью отсутствует цифровизация как в Украине. Вот мы иногда жаловались, что в Украине что-то очень тяжело оформить. Здесь это сделать гораздо сложнее. Всегда нужно лично приходить в кабинеты чиновников, а без знания языка и законодательства могут возникать проблемы.

Трудно найти жилье. У них большая нехватка жилья. Чтобы снять квартиру, люди чуть ли не кастинги проходят. А еще большие проблемы из-за нехватки детсадов и воспитателей. Для нас очень необычно было, что немцы мало работают. В воскресенье у них вообще ничего не работает, даже магазины, аптеки. Сам режим работы разных инстанций достаточно сужен. У нас все работает где-то с 9 до 22.

А еще они очень медленные и в Германии не так развит сервис. У нас, например, если ты покупаешь что-то в интернете, то через один-два дня товар уже будет у тебя. У них придется ждать где-то неделю, а то и две.

О возвращении в Украину

Недавно я возвращалась в Киев на две недели, но снова уехала, потому что пока не чувствую себя в безопасности.

Советы для тех, кто за границей

– Учите язык. Минимум английский.

– Не думайте, что вам кто-нибудь будет помогать. Добивайтесь всего сами, постоянно напоминайте о себе.

– Будьте толерантны. Я здесь столкнулась с тем, что украинцы не умеют уважать чужие границы и требования.

– Будьте терпеливы к детям. Я одна с маленьким ребенком, но детей здесь очень любят. Если твой ребенок кричит, например, в магазине, здесь никто не будет на тебя косо смотреть.

– Умейте наслаждаться жизнью, потому что здесь люди имеют четкий work/life-баланс.

Читайте также


Карина Сиренко, Вена

Как уезжала

Я категорически не хотела уезжать из Украины. Но моя мама слезно умоляла хотя бы найти варианты, чтобы переждать на западе страны. Мы верили, что полномасштабная война не продлится долго, две-три недели. Случилось все очень спонтанно: моя подруга и на тот момент соседка через каких-то знакомых нашла мужчину, занимавшегося эвакуацией из Киева. Мы забронировали выезд на следующий день. В тот же вечер доехали до Черновцов, где и должны были остаться, но возникли трудности с хостом и моя подруга начала настаивать на пересечении границы в Румынию, там подождать пару недель. Ее родители оплатили нам отель на этот период.

Куда уехала

В первый день мы приехали в Бухарест. Я поговорила с мамой и через час мое родное Гуляйполе, где она находилась, начали бомбить россияне. Это были действительно самые тяжелые два дня, когда она вообще не выходила на связь. В конце концов, через неделю она смогла эвакуироваться в Запорожье. Еще через неделю волонтер Настя помогла маме добраться до Львова, а оттуда знакомый моей коллеги перевез ее к границе. И вот наконец-то моя мама была рядом со мной. В Бухаресте местные дали нам квартиру на полтора месяца за оплату коммунальных услуг. Затем мы получили ваучер от невероятного "Марша женщин", благодаря которому сняли квартиру в Риме. Там мы надеялись вылечить маме зрение, которое внезапно исчезло на фоне стресса от войны. Операцию на глазах все же сделали, но уже в Австрии, где мы решили податься на убежище, потому что и время поджимало, и деньги собственные заканчивались, и все же хотелось быть поближе к Украине.

С чем столкнулась

В Австрии мы поначалу жили далеко в горах почти без связи с внешним миром. Для того чтобы поработать или просто узнать новости из Украины, приходилось вылезать на настоящую гору, а чтобы получить австрийскую сим-карту — долго переписываться с представителем мобильного оператора. Кстати, вай-фай в этом общежитии был, но под строгим секретом для украинцев.

Встретили нас словами: "Вас здесь никто не ждет, возвращайтесь назад, если есть куда". Будто бы мы приехали сюда, если бы нам было куда податься.

Живописные виды и невероятная природа примерно неделю компенсировали плохие условия проживания и ужасное отношение к беженцам. Дальше пребывание становилось все более невыносимым.

Это было очень маленькое поселение с одним небольшим магазином и единственным терапевтом на всю деревню. Врач чуть не погубила мою маму, отказавшись выписать ей жизненно необходимые препараты. Это второй после "теплой" встречи шок – для австрийцев вы здоровы, если у вас прямо сейчас ничего не болит. А если уж болит, то подождите два-три месяца до приема. Если бы не социальные службы, которые помогли получить препараты, даже не знаю, что бы мы делали.

Вообще казалось, что украинцев там считают дикарями и не скрывают своего удивления, увидев у наших людей гаджеты, машины или брендовые вещи.

– У тебя что айфон? Откуда? – несколько высокомерно спросил меня один из работников общежития, где мы жили.

– Мы убегали от войны, а не от бедности. Загуглите на досуге "Украина", – не без раздражения ответила я.

Такое впечатление от Австрии у меня и осталось бы, если бы мы не переехали в Вену. Здесь все по-другому. Люди отзывчивые, понимающие. Они высказывают сочувствие и пытаются помочь чем могут.

Наиболее показательным для меня было посещение госпиталя, где маме проводили операцию на глазах. Ее сделали бесплатно и никаких предубеждений или пренебрежительного отношения к нам не было. Более того, рядом с мамой вместе с хирургом на протяжении операции стоял врач-поляк, который успокаивал ее на более или менее понятном для нее языке. Это было милым проявлением заботы, ведь перед этим я сказала, что она не говорит ни на одном иностранном языке и очень боится, что не будет понимать происходящего.

В общежитии, где мы сейчас живем, хорошие условия и отличное отношение к украинцам. Здесь преимущественно работают тоже беженцы из других стран, понимающие проблемы адаптации и всегда готовые прийти на помощь.

О возвращении в Украину

Мы с мамой ужасно хотим домой, потому что там наша жизнь, наша страна, наш дом, наши люди. Я вообще никогда не хотела жить за границей, я хотела строить свою жизнь дома и просто иметь возможность ездить. Сейчас я не могу назвать это жизнью, потому что время идет, а сама жизнь просто стоит на паузе.

Советы для тех, кто за границей

– Донатьте на ВСУ. Так мы все скорей вернемся домой.

– Экономьте. Ибо нужно думать не только о моменте, когда вернемся, но и о том, что будем делать первое время по возвращении.

– Общайтесь на украинском. В других странах своих можно отличить только по языку.

– Будьте едины, как во время сборов на "Байрактар" или новый спутник.

– Перестаньте грести все подряд, особенно если оно вам не нужно. Во-первых, мы здесь представляем нашу нацию, а во-вторых, без важных вещей может остаться тот, кто в них нуждается.

Читайте также


Екатерина Беляева, Варшава

Как уезжала

У меня было чувство, что война все же начнется. Поэтому я заранее собрала свои вещи и сына. Мы уехали где-то в 11 утра 24 февраля. Слышали взрывы, тогда мы не знали, это ПВО или ракеты. Мы стояли в пробке на трассе, было очень страшно. И здесь такая ситуация, что ты и обратно повернуть не можешь, и вперед не уедешь, и никуда не свернешь.

Сначала мы выехали в село Черкасской области, а через три недели решили поехать в Польшу. Добирались туда три дня с ночевкой в Виннице.

Куда уехала

У меня сестра учится в Варшаве и папа очень хотел, чтобы мы поехали туда, потому что она хотя бы знает город. Мой отец работает в международной организации, его сотрудники помогли найти жилье и обустроиться.

С чем столкнулась

В Польше я была полгода и очень благодарна полякам за поддержку. Я никогда не могла подумать, что нам так будут помогать незнакомые люди.

С ребенком несколько раз были в больнице. Честно скажу, у нас гораздо проще с медициной. В разы проще. В Польше гораздо больше болеют, чем в Украине. Но общее отношение… Вот, например, у Никиты (сын Кати. – LIGA.Life) вылетел локоть. Мы пришли в детский травмпункт, нас приняла врач, вправила. Я спрашиваю ее, как оплатить, а она в ответ говорит, что все бесплатно, у вас же статус беженцев, к вам отношение, как к полякам.

Есть проблема у врачей постарше, потому что они не знают английского. И еще одна – ты не можешь вообще купить лекарство без рецепта. Даже педиатр говорила, что в Украине чаще лучше система.

В Европе гораздо более "спокойный ритм жизни": без нормального интернета, без нормальных доставок. В Варшаве, похоже, даже нет доставки воды домой. Мы сталкивались с доставками из магазинов, но это просто треш.

О возвращении в Украину

Вернулась, потому что здесь мой муж и я очень зависимый от дома человек. Пока я четко не решила, что возвращаюсь в Украину, у меня было очень удрученное состояние. В августе я впервые приехала на две недели, было очень страшно и я вернулась в Польшу. И хоть у меня там есть все условия, я очень хотела домой.

Для меня здесь жизнь. А там я просто ждала, когда смогу вернуться домой.

Советы для тех, кто за границей

– Если вы боитесь, то сидите там. Лучше пересидеть, как вы и планировали.

– Примите тот факт, что у нас все гораздо удобнее.

– Будьте благодарны тем, кто вам помогает.

– Держитесь подальше от россиян, чтобы не начинать конфликты с этими неадекватами.


Читайте также


Олеся Пилипенко, Берлин

Как уезжала

Мы выезжали из страны 18 марта, потому что случайно наткнулись на контакт людей, которые брали пассажиров во Львов с выездом из маленького села под Киевом.

Куда уехала

Добирались в Берлин 3 суток, да и это только благодаря удачному стечению обстоятельств, потому что тогда поезд стоял на границе более 12 часов, а мы поехали на электричке, от которой к границе потом нужно было идти 3 км. В общей сложности путь состоял из ожидания более 8 часов поезда Львов-Перемышль и попытки поймать в Перемышле поезд вне графика в немецкий Котбус. А уже оттуда добирались в Берлин. Мы ехали без знакомых и договоренностей, поэтому после удачного стечения обстоятельств с поездом на вокзале Перемышля уже искали варианты в Германии. Просидели 7 часов на вокзале, пока через знакомых не нашли семью, предложившую помочь с переездом на север, ну и жилье бы там дали на первое время. Но так случилось, что мы остались у их родственников в Берлине за минимальную арендную плату.

С чем столкнулась

Я знаю язык, поэтому с первого дня начала искать работу. Как потом поняла, правильно, потому что выплаты для беженцев я впервые получила уже после первой зарплаты, а на следующий день от них отказалась. Кто ехал налегке, выжить так было бы очень сложно. Из проблем там: бюрократия, языковой вопрос (немцы крайне тяжело воспринимают английский просто из принципа, нет никакого снисхождения пока ты пытаешься учиться), жилье, которое найти почти нереально. Собственно, я с подругой покинула страну после трех месяцев поиска жилья и невозможности заселиться. Хотя у нас был неплохой доход в то время, работа с постоянным контрактом и кредитное доверие — все, что требуется. Просто не хотели сдавать иностранцам в 90% случаев. А в принявшей семье мы остаться не могли, потому что нас выгонял владелец жилья, у которого они арендовали квартиру — он был пророссийски настроенным. И таких в Берлине очень много, к сожалению.

С работой в Берлине тяжелее и легче одновременно — там немного реальнее найти что-нибудь, когда ты знаешь английский, но, опять же, если повезет с людьми, которые не скажут, что "только немецкий и все". Меня взяли работать помощником архитектора, без опыта, просто делать макеты, потому что ничего не ожидали. Но через две недели уже подняли зарплату и взяли на проект, очень удивлялись, что люди из Украины что-то умеют. Хотя и пришлось овладевать профессией со знаниями одного курса и исписанным немецкой терминологией блокнотом.

О возвращении в Украину

В общем, не планировала возвращаться, потому что не было уверенности, что дом в Ирпене уцелел, да и работы здесь не было. Планировала остаться как можно дольше, чтобы была возможность семью передержать, в случае необходимости.

Потом родители вернулись, понемногу отремонтировали, что могли, я за это время помогла с деньгами. А потом начались проблемы с жильем в Берлине, выкрутиться можно было, но не захотелось тратить жизнь на постоянное выживание, решила вернуться.

Вне Украины, конечно, тяжеловато. Но привыкаешь. Первые месяцы вообще не хотелось ни с кем общаться. Друзей так и не завела, но были хорошие коллеги, хоть и интроверты.

По родным не столько скучаешь, сколько боишься, раздражаешься теми условиями, в которых они должны выживать первые месяцы после деоккупации. В остальном — мессенджеров для общения хватало бы.

Как ни странно это звучит, но больше всего скучала по собакам, и последней каплей для возвращения было просто желание "да, все, я еду почесать собаку".

Советы для тех, кто за границей

Наверное, главное сейчас для тех, кто остался, преодолеть это отношение, что мы страна третьего мира. Это мешает работать, снимать жилье, искать друзей. Это прекрасно, когда наши открывают свой бизнес, потому что сфера обслуживания в Европе ужасная. У кого нет такой возможности, просто должен цепляться за любую работу и учить язык. Без языка там нечего делать. При моем среднем уровне немецкого и свободном английского было очень тяжело. Не представляю, как там выкручиваются вообще без знания. Ну, и личные наблюдения: наши люди должны понимать, что они там не на обеспечении, а должны что-то делать, потому что 70% тех, кого мы встречали, приехали просто получить выплаты и каждый день искали, где бесплатно поесть и что-то получить.

Жизнь на паузе: это истории украинок, бежавших от войны в Европу
Захаров Олексій
Редактор розділу Life
Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Комментарии

Последние новости