Содержание:
  1. "У меня был самый большой страх, что утром нечем будет кормить кошек"
  2. Самый большой приют на оккупированной территории
  3. Без нормальной связи, но с надеждой

С начала полномасштабной войны, когда жители юго-востока массово выезжали из оккупации, на улице осталось много бездомных животных. Об этом хорошо помнят две волонтерки из оккупированного Бердянска – Татьяна Переверзева и Светлана Косенко. Четыре года назад они создали группу "Никогда тебя не брошу" (которую до сих пор ведут в фейсбуке и инстаграме), а в своих квартирах обустроили приюты домашнего типа.

Присоединяйтесь к нам Facebook и принимайте участие в дискуссиях

Женщины рассказали LIGA.Life, как спасение брошенных животных стало делом жизни.

"У меня был самый большой страх, что утром нечем будет кормить кошек"

Тетяна Переверзєва
Татьяна Переверзева

– С начала оккупации пропал корм, – вспоминает Татьяна. – Его остатки продавали лимитировано, а для этого нужно было стоять в больших очередях. Но мне нужно много корма, поэтому люди меня не пропускали, а продавцы выгоняли, чтобы другим тоже осталось. Пришлось покупать для кошек собачий корм, а из остатков круп варили каши. В аптеках были ужасные очереди, лекарств не было. Тогда у меня был самый большой страх, что утром нечем будет кормить кошек. К счастью, таких дней не было.

Світлана Косенко
Светлана Косенко

Светлана Косенко вместе с мужем ходила кормить собак, живших на территории Бердянского морского порта.

– Сначала российские солдаты пускали нас на территорию, – вспоминает Светлана. – Тогда в городе не было газа и мы варили каши на электрических печках. Каждое утро я шла к 20 собакам под дулами автоматов и смотрела в землю, чтобы никуда больше не смотреть. Мужа не пропускали, поэтому он ждал меня с телефоном на проходной. Но так было только до 24 марта 2022 года, когда ВСУ взорвали в порту "русский военный корабль". После этого нас уже не пропускали.

Светлана с мужем продолжали кормить собак, бегавших у порта. Одну из них – Жулю – женщина забрала домой, вылечила и увезла к свекрови, где животное жило в летней кухне. Но в январе этого года, во время громких взрывов в Бердянске, сердце старой собаки не выдержало и она умерла.

В квартире Светланы живет 30 кошек, среди них есть "беженцы".

– Уже второй год у нас живет беженка Мика, – смеется Светлана. – В мае прошлого года ее хозяева выехали из Полог в Бердянск с кошкой и котятами. Они дали объявление, что раздают котят, и я забрала двухмесячную Мику. В августе она заболела, но лечить ее было негде: ветклиники были закрыты, анализы не делали. Обычно со сложными вопросами мы ездили в клинику в Мариуполь, но теперь нужно было самим ориентироваться. Мы поняли, что это инфекционный перитонит, или FIP. Это реакция организма котика на кошачий коронавирус. Партию лекарства мы заказывали в Ростове, потому что только оттуда это было возможно.

Кішка Міка
Кошка Мика

Самый большой приют на оккупированной территории

В трехкомнатной квартире Татьяны Переверзевой животные живут 15 лет. Но если в начале полномасштабной войны у Татьяны было 90 кошек, то сейчас их почти вдвое больше, а именно – 170 кошек (еще здесь живут две собаки). Она называет это убежищем домашнего типа, но организацию не регистрировала.

– В Бердянске не было и нет приюта для кошек, – объясняет Татьяна. – Поэтому люди стали нас находить и просить о помощи. Мы выезжаем, если нужно, забираем животных, обращаемся в ветклинику, стерилизуем кошек. Потом пытаемся пристроить четырехлапых бездомных, но это непросто. Вот и остаются они под моим пристальным наблюдением, а люди сбрасывают деньги на уход за животными.

Вместе с Татьяной раньше жили мама, муж и дочь. Они сначала ругались с любительницей животных, а потом смирились. Мамы уже три года нет, а дочь уехала в Германию. В квартире осталась только Татьяна с мужем, который ей помогает.

Чтобы защитить квартиру от кошачьего запаха, Татьяна постоянно убирает и моет пол. Говорит, что соседи не жалуются, напротив, одна бабушка приносила торты, чтобы у Татьяны были силы по уходу за животными. Кошки приучены к туалету (большие лотки еще до полномасштабной войны прислали из Киева). Ночью коты не кричат, встают после Татьяны, но мебель царапают. Сухой корм постоянно в свободном доступе.

Коти у квартирі Тетяни Переверзєвої
Кошки в квартире Татьяны Переверзевой

– Это нужно для того, чтобы сильные коты не съедали всю еду, – объясняет Татьяна. – Есть ведь дикие животные, которые днем сидят под кроватью, а ночью выходят, и есть слабые, которые не успевают утром за сильными. А когда корм в лотках есть всегда, все сыты. Больше нормы животное не съест.

Сейчас корм и лекарства находятся в свободном доступе. На содержание 170 кошек и 2 собак необходимо от 2500 гривен в день. Деньги уходят на мешок корма, наполнитель и лекарства.

По словам Татьяны, у нее самый большой приют домашнего типа на оккупированной части Украины.

– Каждый день звонки, – говорит женщина. – Люди просят кого-то забрать… того бросили, тот болеет… Сейчас в Бердянске есть ветклиники, есть еще врачи, которые работают дома, но без аппаратуры.

Снимать помещение для своих пушистых Татьяна не хочет по моральным соображениям.

– Они для меня, как дети, а моя квартира – как круглосуточный стационар, – говорит Татьяна. – Животные всегда под моим присмотром. А если арендовать помещение, ты сможешь прибежать утром и вечером, убрать, покормить и все. Ты можешь не заметить начинающуюся болезнь, к тому же котики скучают. Когда в Бердянске были взрывы, я не просыпалась, а когда кто-то из больных кошек мяукнет, я сразу подходила. Так что если и снимать какое-то помещение для животных, то я буду жить с ними.

Без нормальной связи, но с надеждой

С людьми в оккупации обычно нет связи, говорит кооперационный директор ОО UAnimals Ольга Чевганюк.

– На нашем сайте есть анкета, которую могут заполнять все желающие и просить о помощи, – объясняет Ольга. – Иногда на нас выходят люди с оккупированных территорий – это и приюты, и национальные парки. Им нужны корма, лекарства, оплата лечения животных. Проблема еще в том, что на оккупированных территориях наблюдается дефицит товаров, а то, что есть, в 2-3 раза дороже, чем было.

Чевганюк также отметила, что физически ничего привезти не могут, но если у руководителей приютов проукраинские взгляды, отказываются идти на контакт с россиянами и стоят вопросы жизни и смерти животного, они помогают. Например, долго помогали Аскании Новой с закупкой кормов и строительством специальных помещений для зимовки животных, страдающих от звуков взрывов.

Нормальной связи с оккупированными территориями нет уже больше года, отмечает руководитель проекта бесплатных ветеринарных онлайн-консультаций для украинцев Наталья Камаева. Обычно ветеринары могут только посоветовать владельцам, как лечить животных, и придумать вместе, как получить медикаменты.

- Мы начали работать в прошлом августе, чтобы помогать всем, кто не может обратиться в ветбольницу очно и нуждается в дистанционной помощи, — объясняет Наталья.

Каждый день, с 10:00 до 19:00, предоставляются консультации. За одну смену администратор и врач обрабатывают заявки, консультируют в чате, по видео и по телефону. Ежемесячно предоставляется более 300 полных консультаций тремя врачами. Двое из них живут в Украине, третья находится в Ирландии.

– За время работы сервиса с оккупированных территорий к нам обратился 221 пациент. А наши пациенты – это не только собаки и кошки, но и хомяки, птицы, белка, несколько черепах и даже коза!

Причины обращений разнообразны: заболевания кожи, расстройства желудочно-кишечного тракта, отравления, травмы, помощь во время родов и новорожденным, поведенческие проблемы в связи со взрывами и постоянным нахождением под обстрелами, обострение хронических заболеваний.

Один из недавних случаев – из Херсонской области обратилась владелица собаки, которая попала под обстрел. У нее были множественные осколочные ранения, травмы конечностей. Врачей рядом нет, в больницу отвезти невозможно. Владельцы самостоятельно обрабатывали, как могли, и обратились за онлайн-помощью, чтобы скорректировать лечение, как-то обезболить, облегчить состояние, остановить воспаление. Мы помогли.

- Очень трогательно, когда пишут люди из Луганской области и первое, с чего начинают свое обращение: "Извините за русский", – добавляет Наталья.

Алена Семко для LIGA.Life